TOP

Политзаключенным амнистии не видать

Режим может себе позволить любые репрессии внутри страны. Ему сегодня не нужны гражданский мир и согласие, когда есть штыки.

Палата представителей приняла сразу в двух чтениях закон об амнистии.

Заместитель министра внутренних дел – начальник криминальной милиции Геннадий Казакевич сообщил: амнистия коснется 8,5 тысячи осужденных. Предполагается освободить около 4,5 тысячи, в том числе из мест лишения свободы – 1600 (из них 10 несовершеннолетних), из исправительных учреждений открытого типа – 500, из уголовно-исполнительных инспекций – 2,5 тысячи, а также сократить срок на один год для 4 тысяч осужденных.

Да 2020 года СНплюс існавала дзякуючы падпісцы чытачоў. Сёння друк газеты ў Беларусі забаронены. Але ваша падпіска - надалей магчымая. Усе матэрыялы бясплатныя і даступныя кожнаму. Падпісваючыся на СНплюс, вы дапамагаеце распаўсюду незалежнай інфармацыі ў Беларусі і падтрымліваеце свабоду слова

Новацией нынешнего закона об амнистии станет от, что действие закона не будет распространяться на лиц, совершивших преступления террористической или экстремистской направленности.

Амнистия специально писалась ко Дню народного единства – 17 сентября. Вполне логично, что общество ожидало освобождения многих политзаключенные – участников акций протеста 2020 года. Почему этого не произошло?

Обсудили с политологом Сергеем Марцелевым.

– Должностные лица на разных этапах озвучивали цифры осужденных, которые подпадут под амнистию. Министр МВД Кубраков называл цифру примерно в 8 тысяч человек, генпрокурор Швед – около 8,5 тысячи. Давайте вспомним: буквально в 20-х числах октября Юрий Воскресенский объявлял: в результате 90% нормальных людей выйдут на свободу. Под ненормальными он подразумевал, судя по всему, политзаключенных. Исходя из простой математической логики, под амнистию не подпадали 600-625 политзаключенных. Остальные из 1425 политзаключенных, около 800 человек, должны были оказаться на свободе.

Но заявления чиновников и подтанцовки разошлись с реальностью.

Власти освободили журналиста Олега Груздиловича, что выглядит как попытка продемонстрировать свою монаршью волю. Я очень рад за Олега, но не считаю его освобождение амнистией – ему и так оставалось провести за решеткой всего около месяца. Так что его освобождение – насмешка, якобы жест умиротворения в сторону США, которые финансировали «Радио Свобода».

Освободили также пенсионерку, чья активная общественная деятельность завела ее в тюрьму.Остальные политзэки вышли на свободу потому, что полностью отсидели свой срок.

Вот и все, что мы имеем на сегодняшний день: условные два случая освобождения по амнистии.

Все разговоры разномастных чиновников, включая даже прозрачные намеки на более широкую амнистию, оговорки про «оступившихся и осмысливших» остались пустыми словами. Режим продолжает свой курс – он все меньше мыслит рационально, все больше обращается к жестокости и мстительности. Нет даже попытки вернуться назад, пусть к мнимой, но «многовекторности»; если Минск на кого и оглядывается, то только на Кремль – сегодня это основа сохранения власти.

Беларусь выпала из международной повестки дня во многом из-за украинских событий, поэтому можно себе позволить любые репрессии внутри страны. Власти сегодня не нужны гражданский мир и согласие.

Напомню: Лукашенко напрямую говорил,  что все статьи (участие в протестах, «разжигание ненависти», «сопротивление милиции» и прочий правовой трэш) попали в черный список, который находится вне амнистии.

– Комиссия по вопросам помилования и освобождения от уголовной ответственности при президенте призывает родственников осужденных не писать прошения о помиловании – все равно их никто рассматривать не станет. Но оставили в действии механизм подачи ходатайства на имя Лукашенко. Почему?

– Претендуя на абсолютную власть, Лукашенко ссылается на норму Конституции, апеллирует к институту монаршей милости, к институту помилования – норму, которая присутствовала в правовых институциях всех монархий. Она иррациональна. То есть, верховный правитель решает судьбу человека без оглядки на закон. Он часто прибегает к сакральной норме Конституции, в применении которой его никто никак не ограничивает; сакральная суверенная воля соответствует его «пониманию президентской республики и роли в ней президента». Пусть это цитата белорусского правителя касалась немецкого политика, но она характеризует его понимание буквы и духа Основного Закона.

Хочет милует, хочет карает. Кажется, кайфует от права распоряжаться чужой судьбой. К «суверенной монаршей воле» прибегали не раз, освобождая от уголовного преследования убийц и поджигателей ещё на стадии досудебного расследования, но при этом никогда не миловали осужденных к смертной казни.

– Почему «осужденные по статьям экстремистской и террористической направленности» выделены в отдельную категорию?

– В 2020 году противники Лукашенко не просто посягнули на его личную власть, они имели все шансы исполнить свои намерения. Беларусская оппозиция постоянно и последовательно протестовала, но в то лето скопилась критическая масса, которая могла привести к смене политических декораций. Это обернулось большой нервотрепкой, вот все участники протеста, все противники режима и стали не просто статистами, а особыми его врагами.

– В Беларуси все политзаключенные раньше или позже выходили на свободу – то в результате торгов с Западом, то в результате амнистии. Что может освободить их сейчас?

До 2020 года СНплюс существовала благодаря подписке читателей. Сейчас печать газеты в Беларуси запращена. Но подписка читателей - возможна! Мы не сдаемся и продолжаем работать в интернете. Все материалы бесплатны и доступны каждому. Подписываясь на СНплюс, вы помогаете распространению независимой информации в Беларуси и о Беларуси, поддерживаете свободу слова

– Мы видим лишь точечные выходы из-за колючей проволоки. Сегодня судьба сидящих за ней решается не на внутриполитическом уровне – ее определяют внешние политические факторы. Все зависит от силы или слабости метрополий, которые оказывают влияние на Беларусь, а это: Евросоюз, Российская Федерация, США.

Теперь, однако, ареной их ожесточенной борьбы является не Беларусь, а Украина. Именно она стала основным фактором борьбы за региональную безопасность. Поэтому у внутренних игроков гораздо меньше возможностей влиять на Лукашенко, чем в 2010 году. Поэтому успех демократизации, реформ, смены власти в Беларуси зависит от того, получится ли наказать Россию за ее агрессию. Как ни парадоксально или напыщенно это не прозвучит, судьба беларусских политзаключенных зависит от успехов Вооруженных сил Украины и нашей солидарности в их борьбе.

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.