• Погода
  • -21
  • EUR3,0813
  • USD2,5428
  • RUB (100)3,4635
TOP

БОЛЬШЕ ВСЕГО ЛЮДИ ЖАЖДУТ ПЕРЕМЕН В ЭКОНОМИКЕ

Кажется, столько в последнее время пишут о «Европейском диалоге о модернизации с Беларусью», что только ленивый не слышал этого словосочетания. Но вот отец у меня спросил: а что это вообще такое? Цели какие у этого диалога? Мне, например, что с него? И что с него тем, кто сейчас кормится при власти и реализует право «не пущать»?

И я, признаюсь, задумался. Не первый текст пишу, но на простые вопросы с ходу ответить не смог. Попробую не с ходу.

 

Пять наивных вопросов о диалоге о модернизации

 1. Цель какая?

Перечитал все, что говорилось чиновниками Евросоюза. По заявлениям представителей ЕС вычленить четкие цели не удалось. Недавно еврокомиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Штефан Фюле встретился с белорусскими журналистами. Говоря об инициативе ЕС «Диалог о модернизации с Беларусью», еврокомиссар подчеркнул, что этот вопрос очень важен для Евросоюза.

— Диалог позволяет в контактах с гражданским обществом и оппозицией представить полную картину того, что может быть частью позитивной европейской политики, если Беларусь станет демократической страной, где права человека существуют не только на бумаге, но и выполняются в реальности, — сказал он.

Судя по всему, ЕС пока представляет в качестве цели сам процесс, ориентированный на подготовку специалистов и законодательства, которые в будущем могли бы быть реализованными. А в рамках этого процесса выясняется (и белорусами, и Евросоюзом), что именно по мнению самих белорусов нужно менять в стране и в ее законах. Исследуется общественное мнение, которое одновременно подключается к разработке и визуализации новой Беларуси с новой властью. Людям дают волю четко представить себе, что в принципе это когда-нибудь случится, и нынешние разработчики предложений займут ключевые посты. А массовая визуализация, массовое ожидание перемен — мощная сила.

— Почему европейцы должны от нас чего-то ждать и ставить цели для белорусов? Европейцы создали условия, возможности. А цели могут быть поставлены только самими белорусами, — сказал глава Рады Международного консорциума «ЕвроБеларусь» Владимир Мацкевич. — Так вот, цель «Диалога о модернизации» состоит в том, чтобы в группах приходить к единому мнению, выращивать единую точку зрения, единое предложение от оппозиции, которое будет противопоставлено единому предложению от властей. Обратите внимание: кто бы ни делегировался властями на разговор (с европейцами либо с кем-то еще), он всегда высказывает одну точку зрения. Она согласована, и те, кто ее доносит, не имеют права менять эту точку зрения и отказываться от нее.

2. С кем диалог?

По первоначальной задумке в диалоге вроде должны участвовать три стороны — ЕС, официальная власть и белорусский третий сектор.

Но диалог с властью как-то не получается. Беларусь не будет сотрудничать с Евросоюзом по программам, разработанным в одностороннем порядке, заявил постоянный представитель Беларуси при ЕС Андрей Евдоченко.

— Условием сотрудничества было то, что эта программа, прежде всего, будет нацелена на органы госуправления страны, но в то же время и на все белорусское общество. Из этих двух опций ни одна не была исполнена Евросоюзом, — пояснил Андрей Евдоченко. — Белорусскую сторону не пригласили к разработке этого документа. Кроме того, госорганы в нее внесены по остаточному принципу.

На такие варианты взаимодействия официальный Минск не согласен.

Политический обозреватель Александр Класковский рассуждает: «Диалог о модернизации, который предлагает Брюссель, с точки зрения белорусских властей никуда не годится, потому что не пропускают эти проекты через чиновничьи кабинеты. (…) Хотя если вдуматься, то Брюссель предлагает не схему цветной революции, а именно пакет реформ — модернизация нужна Беларуси, и об этом твердят с самых высоких трибун, тот же Лукашенко».

Еврокомиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Штефан Фюле высказал сожаление, что в последнее время белорусские власти все чаще заявляют: мол, не будут участвовать в проектах ЕС, в разработке которых не принимали участие.

Впрочем, европейцы не слишком удивлены, а белорусские власти — достаточно последовательны в своем нежелании диалогов в присутствии третьего сектора.

В итоге «беседовать» остались две стороны — Евросоюз и третий сектор. Но на данном этапе диалоги звучат внутри именно третьего сектора. Ему предложено разрабатывать программы по модернизации.

3. Кто и что готовит в рамках диалога?

Белорусские эксперты вошли в четыре тематические рабочие группы, которые занимаются экономическими, социальными, юридическими, экологическими и прочими вопросами. Они проводят рабочие встречи, идет обмен мнениями и идеями. Теоретически, в процессе этих встреч кристаллизируется некий пакет реформ, необходимых для модернизации Беларуси.

4. Людям что с диалога?

Позиционирование «Европейского диалога о модернизации с Беларусью» в СМИ пока довольно слабое. А кто, кроме СМИ, поможет объяснить, зачем конкретному Василию Петровичу этот диалог?

В принципе, в двух словах все просто: Беларуси нужны перемены, желательно — с ориентиром на европейские ценности. Такие базовые, как право человека на свободу, свободу слова, право на достойную оплату труда, справедливый суд, право выбирать власть и менять ее, если она не представляет интересы граждан, гарантии права собственности и т.д.

Все правильно, но с другой стороны, это все прописано в белорусской Конституции, только почему-то не выполняется.

Выходит, нужно в этом самом диалоге о модернизации выяснять: что на деле все же требуется белорусам и что следует менять в законодательстве, дабы базовые в нормальном, современном обществе права были реализованы и защищены.

5. Чего могут хотеть сторонники власти от диалога?

По результатам национального опроса, проведенного в июне, НИСЭПИ обнародовал достаточно неожиданные данные: доля сторонников перемен в Беларуси увеличилась за год на 16,2% и достигла исторического максимума в 77,3%. При этом доля сторонников сохранения в стране стабильности составила всего 15,1%.

Оказалось: больше всего люди жаждут перемен в экономике, которые приведут к росту благосостояния.

Так что белорусскому третьему сектору придется прежде всего уделять внимание разработке плана реформ в этой области.