TOP

ЦЕЛЬ — ВЫЖИТЬ. КАК-НИБУДЬ…

Инвалид Ирина и сидит в своей социальной квартире. Одна. Пенсия у нее — только не смейтесь, — 1 миллион 30 тысяч рублей. Такие как она, никому уже не нужны. Что интересно, этого никто даже не скрывает.

У нас возле подъезда появилось интересное объявление. Какой-то антистрессовый курс, называется «Искусство дыхания». Обещают, что приведут в порядок ваш ум и эмоции за 6 увлекательных занятий с элементами йоги и уникальными дыхательными практиками. Можно еще научиться устранять стресс, укрепить физическое здоровье, получить навыки разрешения конфликтных ситуаций, а также отдохнуть. Одним словом, обычная лабуда североамериканского происхождения. С другой стороны, теперешняя наша жизнь есть сплошной стресс. Я знаю, что это всем интересно. Потому что от стресса, говорят, помирают. Зачем нам помирать?..

* * *

Поздний вечер, универсам. Шестичасовая волна покупателей схлынула, кассирши откровенно скучают. Некоторые беседуют, не обращая на покупателей никакого внимания. Одна женщина рассказывает другой о своей дочке. Делаю вид, что что-то выбираю, подбираюсь поближе к кассам. Так сказать, из первых уст узнаю много интересного. Например, что дочка у кассирши умная, окончила нархоз, аспирантуру, там же защитилась, стала кандидатом экономических наук, доцентом какой-то кафедры.

— Ты думаешь, много счастья? — как бы самой себе говорит мать кандидата наук. — За все про все получает три с половиной «лимона». Это как? Это вот я ее учила, шмотки, и все такое, и что ж я получила? Ладно, дочка есть дочка, поможем… А вот у них на кафедре какая-то пьянка была, какой-то начальник там чего-то получил. Пришла ко мне в выходные и плачет: мама, говорит, мне и надеть нечего было, и сапоги древние, говорит, и платье старое… А попробуй ты купи эти сапоги! Ползарплаты отдашь, так? А жить на что?!

Другая кассирша отвечает примирительно-утешительно:

— Хошь работай, хошь сачкуй, все равно… Да не переживай ты так! Все так живут, все от зарплаты до зарплаты! Что ты тут сделаешь?

Дочка кассира могла бы переехать в Россию. Получала бы никак не меньше 7 миллионов. На наши деньги, естественно. А скорее всего, гораздо больше. Говорите, родина? Да, родина. Но все же как-то обидно, будучи кандидатом и доцентом, получать на два миллиона меньше, чем мама.

У мамы зарплата порядка 5 миллионов.

Был бы знаком с этим кандидатом, дал бы ей совет. Хоть и не люблю их давать, но такой совет дал бы. О нем — чуть пониже.

* * *

В детсаду, что рядом с домом, одно время работала психолог. Красивая, умная, образованная, а также молодая, что тоже есть преимущество. Снимала однокомнатную квартиру, за которую отдавала едва ли не половину зарплаты. Сколько она получала, не знаю, но догадываюсь. Где-то пару миллионов, стыдно говорить. Вот и ей стало стыдно жить на такое, извините, пособие. Она подумала-подумала, да и решила, что уедет в Германию.

Решила и поехала. Я где-то уже упоминал об этой девушке. Теперь вот можно рассказать о «хэппи энд». Психолог со специальным образованием, со знанием немецкого языка, общительная, имеющая опыт работы с детьми, терпеливая, конечно, с ходу нашла работу. Я не знаю, как в Германии ищут работу вот такие. Конечно, есть то, что у нас называют кадровым агентством. Но ведь рекомендаций никаких, ни одной «волосатой» руки. А эти руки там и не нужны для человека, который может к себе расположить и умеет работать не за страх, а за совесть.

Одним словом, девушка эта устроилась гувернанткой. Я немного знаю таких белорусок. Нет, не в том смысле, а вообще. Собственно, а что ей оставалось, кроме как проявлять фантастический трудовой героизм, спокойствие и прочие прелести? Теперь мне рассказывают, что девушка еще умудрилась продолжить учебу. Вот так, и гувернантка, и студентка. Знай наших. А мы-то сами себя знаем?

История, каких я знаю много. Что она имела здесь, эта психолог? Нищенскую зарплату, отсутствие перспектив на жилье, полную невозможность хотя бы надеяться на счастливое развитие событий. Все же события развились. Правда, не в Беларуси, а в Германии. И тут возникает очень интересный вопрос: собственно, а с кем мы собираемся интегрироваться, с Россией или с ЕС?

Социологи, разумеется, проводили и проводят свои опросы. Согласно им, цифра вырисовывается такая: 70% не против союза с Россией, но если при этом улучшится их экономическое положение и положение страны. Не очень хорошая цифра, потому что продиктована только голым прагматизмом. От него не очень приятно пахнет. Что поделаешь, какие времена, такие и нравы. А есть и цифра 73%: столько опрошенных готовы к любому союзнику, лишь бы было хорошо. Все тот же прагматизм. Самая интересная цифра — это 20%, эти люди согласны на интеграцию и с Россией, и с ЕС.

Не печальтесь, чистые борцы за национальную идею. Синонимом слова «прагматизм» можно выбрать и реализм. По смыслу очень близко. Хотите знать мое мнение? Пожалуйста. Я тоже и за Европу, и за Россию. От восточных соседей все равно не уйдешь просто так. И в Европу тоже прийти нелегко. Лучше всего сказать словами мультяшного героя: ребята, давайте жить дружно!

* * *

Гуляю по окрестностям своего Юго-Запада в поисках свежих идей и просто так. Погода хорошая, солнышко светит, тепло. Иду по маршруту и попадаю, конечно, в «Евроопт». Не потому что обожаю этот магазин, а просто там пиво «Балтика-3» стоит дешево, всего 7700 руб.

Народу — тьма. И душно, сразу вспотел. Что я там увидел? Кроме прорвы народа, выставленные в ящиках яблоки из Польши стоимостью 6 900 руб. за кило, толпу теток вокруг ящиков. Тетки сосредоточенно выбирали польские плоды. Никакой тебе ругани, все спокойно, в точности с принципом: кто первый схватил, тот и купил. Между прочим, яблочки были так себе. Если точнее, то встречались и подгнившие.

Раньше яблоки стоили дороже, но их не очень брали. Так и стояли на складе, портились. Судьба их была простая: выбросили бы на свалку. Но сейчас на белорусском рынке царит легкая паника. В таких магазинах берут все подряд и помногу. Кто-то из менеджеров решил, что купят и такие яблоки. И правильно решил — берут. Назовите это все тем же прагматизмом, не ошибетесь.

Стою в длинной очереди со своей несчастной банкой пива и присматриваюсь к социально-половому составу. Большинство, конечно, женщины, как и положено. Но ведь и мужиков много, причем работоспособного возраста. Женщины, между прочим, тоже вполне работоспособные. Задаюсь логичным вопросом: рабочий день, обед не наступил, где они все работают, откуда столько трудового народа, если в нашем микрорайоне нет крупных предприятий? Впрочем, это все вопросы больше риторические.

В любой критический период в народе просыпается большое желание выжить. Любыми путями. Как-нибудь…

Сижу на лавочке в ближайшем дворе, потягиваю пиво. А мимо нескончаемой редкой цепочкой двигаются уже отоварившиеся. Вот эта тетка стояла передо мной, продуктов на движущейся ленте у нее было столько, что они начали с ленты падать. А этот мужик стоял за мной. У него в корзине было штук десять пакетов с мукой. Он мне объяснил:

— Хрен его знает, что будет… Может, сами хлеб будем выпекать…

Мне кажется, народные настроения начали зашкаливать. Чем это все кончится, я не знаю. Раньше я читал одну популярную негосударственную газету. Через номер там предсказывали скорый конец режима. Мне эта газета нравилась. Потом надоело читать о предсказаниях. Предсказывают, предсказывают, а режим все живет… Если хотите, это тот же самый белорусский прагматизм.

* * *

Эта история случилась (она еще не закончилась и вряд ли закончится) в Гомеле. Я родился в 40 километрах от него, так что он мне почти родной. Правда, знаю я его не очень хорошо. Например, район «Гомсельмаша» плохо знаю. Там живет девушка Ирина. Об особенностях этой гомельской почти окраины она мне и рассказала.

Но сначала я скажу, кто такая Ирина. Она инвалид 2-й группы. У нее детский церебральный паралич, ДЦП. Это такая болезнь, которую вылечить нельзя, еще не научились. Передвигается Ирина на костылях. Ирине немного повезло, ей дали социальное жилье. Почему немного? Потому что эта однокомнатная квартира, мягко говоря, паршивая. Ну а главная особенность этого сельмашевского района в том, что здесь довольно низкая местность. Настолько низкая, что после такой аномальной зимы район попросту заливает. Обычное, в общем, дело. Только фигурант необычный.

Каково передвигаться на костылях по этому нерукотворному морю — лучше сами попробуйте. Может, и получится. У Ирины это получается с очень большим трудом. Поэтому она по нашей старой советской традиции стала действовать — жаловаться в инстанции. В администрации района ей ответили, что у нас, мол, собрание, звоните в понедельник. В местном МЧС ей ответили еще проще — это не к нам. А к кому? Ирина позвонила диспетчеру облисполкома. Там посоветовали обращаться в горисполком, дескать, это городские проблемы.

Ирина самостоятельно добралась до горисполкома, но только к вечеру. Я ж говорю, передвигаться очень трудно, а автобусы переполнены… В администрации города ее отправили в областную администрацию. Поговорить получилось только с дежурным милиционером. Он, конечно, проникся, посочувствовал. Единственное, что он инвалиду 2-й группы посоветовал: вам надо все-таки в горисполком. Спасибо, родной, уже была. Да толку никакого…

Одним словом, уже порядком надоевшая игра — административный футбол. Так бедная Ирина и сидит в своей социальной квартире. Одна. Пенсия у нее — только не смейтесь, лучше поплачьте, больше пользы — 1 миллион и еще 30 тысяч рублей. Прекрасно знаю, что такие, как она, никому уже не нужны. Что интересно, этого никто даже не скрывает.

Вот только уехать за границу она, понятное дело, не может…

Сергей ШЕВЦОВ