• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Белорусская мода: ленинские кепки и халаты времен Хрущева

Это все, что осталось в стране, где все дизайнеры или уехали, или сидят.

У национального экономического призыва «Покупайте белорусское!» есть народное продолжение — «… не выбрасывать же». Хотя многое стоило бы и выбросить — особенно это касается легкой промышленности Беларуси, которая прочно и безнадежно застряла в 70-х годах прошлого века. Если московские ГУМ и ЦУМ давно уже стали собранием современных бутиков, то в Минске одноименные универмаги работают музеями — настолько хорошо со времен СССР сохранились в них не только интерьеры и хамский способ обслуживания посетителей, но и ассортимент, пишет slon.ru.

Image 1890

Отделы с мужской верхней одеждой походят на гардеробные руководителей КПСС и похоронные конторы: уходящие за горизонт черные эшелоны-вешалки с однотипными, плохо скроенными, мрачными костюмами, пальто и куртками, пересыпанные ленинскими кепками, деревянного качества обувью и черными носками.

В секциях женской одежды нет ни малейшего намека на стиль и современную моду, зато там можно найти целые кварталы фланелевых и ситцевых халатов, не покидавших магазины со времен, когда такие же носила Нина Хрущева.

Громоздкие жакеты с квадратизирующими силуэт гигантскими подплечниками понравились бы Фурцевой. В отделе головных уборов — широкий выбор знаменитых кандибоберов, в стране есть целая фабрика, выпускающая исключительно подобные фетровые шляпы странных форм. Белорусский лен почему-то ужасно мнется и линяет после первой стирки. Белорусская обувь пошита из натуральной кожи, но выделка у этой кожи такая грубая и жесткая, а дизайн у обуви такой плохой, что можно только сожалеть, что кому-то пришлось умереть ради этого.

Цветовая гамма одежды белорусского производителя делится на две категории — либо это серость и коричневость под общим грифом «немарко», либо все цвета спектра, безжалостно наляпанные на одну ткань.

Белорусская дама, попадая в скудные фантазии местного легпрома, становится уродлива: самый популярный рост в женском отделе — 164, а размер, почему-то, 52-й. Зато мужчины — сплошь викинги ростом не ниже 180, но стройностью тоже не блещут, тот же 52-й размер мерещится белорусскому производителю самым актуальным.

Модели, фасоны и ткани устарели еще полвека назад, но смущает это только покупателей. Белорусский производитель же давно впал в настойчивую кому, сквозь которую не прорваться к пониманию, что безвозвратно закончились времена, когда люди носили не то, что нравится и подходит, а то, что удалось «достать».

Что касается цен на белорусскую одежду и обувь, то это совсем не бюджетный вариант. Сложно перестать изумляться тому, что совершенно безымянные и некрасивые местные товары продаются по цене, за которую в Европе можно купить популярные дизайнерские марки, — не Dior, конечно, но Calvin Klein — вполне, не говоря уже о масс-маркетных одежках. В Минске же мужские и женские пальто стоят 5000–12 000 российских рублей, костюмы — 3000–8000 рублей, халаты — 800–2000 рублей, зимняя обувь — 4000–8000 рублей. Даже если кто-то решит поддержать отечественного производителя, позволить это он себе не всегда сможет — средняя зарплата в белорусской столице составляет 9000 рублей.

Но вместо того чтобы снизить стоимость на свой неприглядный товар, республиканские продавцы пошли очень белорусским путем: теперь по всем магазинам расставлены таблички «Вы можете приобрести этот товар в кредит» и столики от банков, эти кредиты активно оформляющих. Понимаете — пару обуви, пальто или костюм, который плохо сидит даже на манекене, в кредит! Вероятно, следующим шагом лукашенковского прогресса будет кредитование на покупку продуктов.

Image 1888

Никаких скидок и распродаж, никакого деления по сезонам: продается все и сразу, шубы вместе с сарафанами, зимние пальто рядом с летними халатами, в напрасной надежде, что, если вывалить весь товар, то хоть кто-нибудь на него соблазнится.

А продавцы в торговых центрах белорусской столицы похожи на сторожевых крокодилов — если вы скучаете по советскому «стервису», хотите, чтобы на вас смотрели с явной неприязнью, покрикивали и внушали чувство вины за то, что вы посмели отвлечь продавщиц от задушевных разговоров друг с другом, приезжайте в Минск, вам здесь все это предстоит испытать.

Оживляются эти стайки зомби, только когда видят фотокамеру. Судя по всему, белорусская одежда имеет какое-то еще, кроме пугающего врагов и друзей внешнего вида, отношение к оборонной промышленности, потому что во всех этих ГУМах, ЦУМах, универмагах «Беларусь» и торговых домах «На Немиге» по загадочным причинам запрещена фотосъемка. Чуть увидят камеру — тут же зовут охранника, который, впрочем, так и не смог объяснить законность запрета на съемку в открытом для массового посещения государственном магазине. Тем не менее за фотографиями мне пришлось вернуться позже и снимать все тайком, на камеру телефона, а так как освещение в магазинах тусклое и вспышкой пользоваться невозможно без демаскировки, качество снимков получилось сродни качеству того, что на них изображено, — ниже среднего. Но тут главное было задокументировать буйство дизайна, маркетинга и мерчендайзинга.

Image 1889

Все это убожество, безуспешно выдаваемое за одежду, — результат лукашенковской плановой экономики и полного отсутствия рыночной конкуренции. Зачем предприятиям и магазинам что-то улучшать, модернизировать производство, вкладывать деньги в маркетинговые исследования и обновление ассортимента, если их прибыль не зависит ни от конкуренции, ни от продаж, ни от спроса. У белорусских фабрик есть план отшить определенное количество костюмов и платьев в сезон, и никого не волнует, нужна ли кому-то их продукция.

Таможенным союзом — по бизнесу

В республике есть, конечно, какие-то торговые центры рыночного типа, но там картина ненамного лучше — перепродают китайский и турецкий одноразовый ширпотреб по ненормальным для такого качества ценам, накрутки достигают 1000%. А в ближайшее время белорусы могут лишиться и такой альтернативы, потому что с 1 июля 2013 года в стране начал действовать новый техрегламент Таможенного союза — «О безопасности продукции легкой промышленности». Это неминуемо закроет бизнес большинства предпринимателей, которые привозят и продают разнообразный товар мелкими партиями.

По новому регламенту, необходимо получать сертификаты безопасности абсолютно на каждый вид товара. То есть если вы ввезли партию, в которой пять красных платьев, пять синих, пять зеленых, то по одному платью каждого цвета должны сдать на экспертизу, где их будут рвать, поджигать и делать непригодными к дальнейшей продаже. Кроме того, вы еще заплатите за каждую такую экспертизу, что, прямо скажем, сильно невыгодно.

Местные предприниматели активно бастуют, но к ним никто особо не прислушивается, наоборот, чиновники мечтают, что наконец-то заработает насаждаемая Лукашенко политика импортозамещения, и они смогут разгрузить склады. Белорусские руководители уже настолько далеко заплыли за буйки здравого смысла, что изобрели оригинальный термин — «необоснованный импорт продукции» — и заставляют торговые сети убирать с прилавков иностранные товары.

Но «гадкие» белорусы не соглашаются облачаться в патриотичные рубища и действуют по схеме: «если нормальные товары не идут в Беларусь — мы поедем за ними сами через границу родины». В этом сильно способствует гражданам республики польское консульство, которое в рамках борьбы с диктатурой и бытовым кретинизмом всем подряд выдает шенгенские визы специального, исключительно белорусского класса «за покупками». Это позволяет съездить к соседям за современной одеждой, продаваемой по честной цене.

От Таможенного союза пострадали не только «вражеские» предприниматели, которых Лукашенко громко ненавидит с самого начала своего правления, но и приносящие серьезную прибыль в казну крупные предприятия. Например, популярный за пределами Белоруссии производитель женского белья «Милавица» в год из-за ТС теряет 2,5 млн евро. Заодно приоткрывается причина популярности и неплохого качества этого белья: белорусского в нем очень мало, только пошив и сборка, а материалы для производства корсетных изделий (эластичное полотно, кружева, вышивки, отделочные ленты, чашки) импортируются предприятием из 16 стран мира. Это прекрасно иллюстрирует то, что никакого импортозамещения в Белоруссии быть не может, сколько бы директив по этому поводу не издавалось — в стране ничего толком не производится, слишком она маленькая, чтобы быть автономной.

Свежий техрегламент Таможенного союза негативно повлияет и на немногочисленных белорусских независимых дизайнеров, пытающихся что-то придумывать и шить в родной стране: регламент предписывает получать сертификат безопасности на продаваемую одежду, даже если она изготовляется в единственном экземпляре. Не поясняется, конечно, как это осуществить в нашей Вселенной, где нельзя сначала порвать и сжечь платье, а потом его продать. И снова повеяло таким совковым явлением, как цеховики, — а что останется этим несчастным модельерам, кроме подпольного производства и торговли? Хотя дизайнером в Белоруссии вообще быть опасно.

Модные посиделки

О том, что в Беларуси есть одежные таланты, становится известно, как только эти таланты покидают родину. Спасаясь от колхозного подхода к моде, молодые модельеры становятся известными в России (Игорь Чапурин, Елена Цоколенко, Ольга Самощенко, Инесса Колпашникова, Дмитрий Мельников), в США — полгода назад в популярном телешоу «Проект «Подиум» победил Дмитрий Шолохов, уехавший с родины 10 лет назад, и даже в Китае — там у белорусского дизайнера одежды Ивана Айплатова контракты с крупными фабриками. В самой Белоруссии молодые дизайнеры никому не нужны.

Повлиять на ситуацию старался модельер Саша Варламов. Он организовал и при господдержке проводил фестиваль «Мельница моды», участие в котором для начинающих дизайнеров было бесплатным, а в качестве призов полагались стажировки в западных домах моды, право на участие в европейских и российских модных показах, стипендии от различных фондов на создание собственной линии одежды — все связи с западными партнерами наладил, понятное дело, лично энтузиаст Варламов, а не государство.

Несмотря на то, что в течение 20 лет в конкурсе ежегодно принимали участие по 200 коллекций, они интересовали кого угодно, только не легпром республики. А в 2011-м директора фестиваля Варламова арестовали. По версии МВД, он с 2007 по 2010 год незаконно собирал деньги с родителей детей, принимавших участие в заграничных показах мод, и присваивал денежные средства, выделенные участникам делегаций на суточные расходы. По данным следствия, на конец мая 2011 года причиненный Варламовым ущерб оценивался примерно в 2,5 млн российских рублей, а в расследовании фигурировали более 500 свидетелей и пострадавших.