TOP

Когда вулкан просыпается

Самая горячая белорусская новость последних дней прошла как-то незаметно, без большого резонанса. По сведениям агентства БелаПАН, дежурное звено из четырех российских истребителей Су-27 приземлилось 8 декабря на аэродроме 61-й истребительной авиабазы в Барановичах. Вместе с ними из России перебазировался и технический персонал.

Поскольку нет никаких официальных комментариев, то пока неясен статус этих российских самолетов. Прежде речь шла о создании военной авиабазы РФ под Лидой. Тогда почему эти истребители появились под Барановичами? Можно высказать гипотезу, что политическое руководство двух стран о российской авиабазе не договорилось. Не сошлись в цене. И в качестве компромисса решили, что пока самолеты РФ на постоянной основе будут базироваться на аэродроме, принадлежащем Вооруженным силам Беларуси.

Статус этих российских истребителей, условия, на которых они будут здесь базироваться, неизвестны. Означает ли это, что теперь по команде из Москвы с белорусской территории будут взлетать самолеты с непонятными целями и с неизвестным нашему руководству грузом? В таком случае это значит, что Беларусь превращается в российский военный плацдарм, страна ограничивает свой военный суверенитет. И наш президент перестает быть главнокомандующим всеми Вооруженными силами на территории страны. Или все же белорусская сторона будет иметь право контроля, право владеть «второй кнопкой»?

Мы лишь можем констатировать, что принципиальное изменение государственного статуса Беларуси произошло тихо, незаметно, при полном молчании белорусских официальных лиц. Собственно, не в первый раз. Важнейшие решения, касающиеся судьбы народа и будущих поколений, решаются кулуарно, втайне и даже вопреки доминирующим настроениям белорусского социума. Например, продажа России белорусской газотранспортной системы или превращение страны в ядерную державу (строительство АЭС) не получили поддержки большинства граждан.

В это трудно поверить, но белорусский народ в ХХI веке живет по правилам средневековья. Он оказался вне политики, лишен не только права голоса, но и права на информацию. Как в период феодализма, власть приобрела сакральный характер, вместо граждан появились подданные. А подданные, как известно, не могут не только менять властителя, но даже задавать вопросы своему суверену.

Конечно, виновата действующая власть. Однако в любой стране правительство хотело бы делать то, что ему заблагорассудится, и так, чтобы население молчало. Тем не менее везде власть делает только то, что ей позволяет народ.

В этом смысле события в Украине очень показательны. Когда власть грубо игнорирует общественные настроения, не слышит людей и задевает болевые точки, то народ выходит на улицу. В этом году мы были свидетелями взрыва народного негодования во многих странах: от Турции до Бразилии. Массовые акции протеста — это буйство коллективного бессознательного. Известно, что когда политикой начинает заниматься весь народ, то получается революция.

Белорусское общество в этом смысле — исключение. Болевой порог у нас либо очень высокий, либо вовсе отсутствует. Ни рекордная по мировым меркам девальвация, ни инфляция не вывели белорусов из состояния общественной летаргии.

Но вернемся к Украине, на которую сейчас смотрит, без преувеличения, вся Европа и постсоветское пространство. Вроде бы там та же цивилизационная матрица, что и в Беларуси, но какая разница в самосознании общества!

Сейчас все сравнивают нынешнюю «еврореволюцию» с «оранжевой революцией» 2004—2005 гг. Дескать, повторение пройденного. Но хотелось бы обратить внимание на очень существенное отличие теперешнего Майдана от предыдущего. Тогда, девять лет назад, Украина раскололась на две примерно равные части, каждая из которых имела своего лидера. Виктор Ющенко выступал за интеграцию с Европой. Виктор Янукович, который считался пророссийским политиком, апеллировал к дружбе с Россией, говорил о повышении статуса русского языка. Для его поддержки в Украину во время избирательной кампании трижды приезжал Владимир Путин. На украинском востоке проходили митинги за союз с Москвой.

Сейчас на политической сцене Украины не видно серьезных политических сил, выступающих за союз с Россией. Наоборот, существует консенсус по вопросу интеграции Украины с ЕС. Подписание соглашения об ассоциации с Евросоюзом не отменено, а всего лишь приостановлено. Разница между оппозицией и политическим руководством состоит в том, что Майдан требует заключить договор немедленно, а власти хотят выторговать у Брюсселя более выгодные условия.

Теперь, когда у власти в Киеве вроде бы «пророссийский» В. Янукович, вопроса об интеграции с Россией, о присоединении к Таможенному союзу вообще нет в украинской повестке дня. Никому в голову не приходит организовать митинг в поддержку союза с РФ.

Поэтому слухи о том, будто бы на встрече В. Януковича с В. Путиным в Сочи решили, что Украина вступит в Таможенный союз, вызывают сомнение. И не только потому, что сама информация об этом может спровоцировать новый всплеск «еврореволюции».

Дело в том, что присоединение какого-то государства к уже существующему международному союзу очень невыгодно. Ибо, в отличие от стран-учредителей, которые имеют возможность изначально застолбить свои интересы в учредительных документах, вновь вступающему приходится принимать условия и правила, уже существующие в этом альянсе. Трудно представить, что Беларусь, Россия и Казахстан захотят менять уже несколько лет функционирующие нормы Таможенного союза, подгонять их под интересы Украины.

Другое дело, что если сейчас украинские власти осуществят силовое подавление протестных акций, то путь в Европу им будет надолго закрыт.

Вообще, намерение официального Киева одновременно подписывать соглашение об ассоциации с ЕС и договор о стратегическом партнерстве с Россией впечатляет. Собственно говоря, ничего нового. Все украинские президенты (кроме Виктора Ющенко) пытались балансировать между Востоком и Западом. Но проходящая «еврореволюция» показывает ограниченность потенциала политики лавирования. Тактика балансирования, «сидения на двух стульях», попытка «разводки» России и ЕС, которую проводит В. Янукович, привела страну к острому политическому кризису.

Создается впечатление, что в последние две-три недели Виктор Янукович потерял политические ориентиры, исторические координаты времени и пространства, перестал чувствовать не измеряемое никакой социологией электрическое поле украинского социума, запутался сам и запутал всю страну. Он наделал столько ошибок, что из них можно составлять хорошую иллюстрацию для учебника молодых политиков. Из всех возможных вариантов решения проблем он выбирал самый худший. Например, зачем было силой разгонять Майдан в ночь с 29 на 30 ноября? Он и сам бы уже потихоньку ушел, ибо то событие, ради которого Майдан был организован (Вильнюсский саммит), прошло — Киев пообещал продолжить переговоры с ЕС, страсти улеглись. А теперь он вступил на минное поле, на котором любой шаг грозит взрывом.

Валерий КАРБАЛЕВИЧ

Читайте также:

Игра в прятки

«Беларусь — лояльный оруженосец России»

Раса Юкнявичене: «Россия очень не хочет сотрудничества между нашими странами»