• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

«Рассчитывать на Европу я бы не стал. У нас есть свой потенциал»

«Украина — в хаосе, Россия — в коррупции, Европа — в загнивающем социализме, так что шансы у Беларуси есть», — считает экономист Ярослав Романчук. 

Об этом он рассказал заместителю председателя Объединенной гражданской партии Льву Марголину.

— Реформы. В обществе к ним относятся с опаской, боятся, что они будут очень болезненны. Ведь самое главное во время операции — чтобы больной не умер на столе…

— Больной действительно может умереть от операции, но не было случая, чтобы страна умирала в результате рыночных реформ. В 90-х годах была бедность, полки пустые, люди не представляли себе, что такое предпринимательство. И мы выжили. Сегодня Беларусь является одной из последних стран так называемых переходных экономик. Но доходы у нас выше средних, есть предпринимательский класс. Есть малый и средний бизнес, накоплены какие-то деньги.

А самое главное, что за эти 20 лет в мире накоплен огромный массив информации: как делать реформы, как их не делать. Сегодня нет никаких оснований считать, что после Лукашенко реформы будут суперболезненными. Самое главное, что в среде органов управления растет число людей, которые четко понимают рыночные законы, говорят о том, что мы должны идти за цивилизованным миром.

— Мы привыкли, что государство у нас патерналистское, что оно поддерживает неэффективные предприятия, которым давно пора было умереть. Но там худо-бедно работают люди и получают хоть какую-то зарплату…

— То ничегонеделание, которое мы сегодня имеем, как раз приводит к умиранию самого главного потенциала Беларуси — предпринимательского класса, людей творческих, людей, которым не все равно. Восемьсот тысяч — в России, двести тысяч — в других странах. Миллион людей с идеями, с деньгами, с капиталом, со связями — вот наши потери! Поэтому, когда мы говорим про структурные реформы, мой подход простой: поддерживайте человека в беде, но не поддерживайте непонятно какие предприятия. Вот новое постановление Совета министров — «101 долматинец»: предприятия, которые защищены от банкротства, так как имеют особый статус, их снова будут поддерживать. Понятие «социальная защита человека в беде» (критерий беды просто определить — питание, лекарства, жилье, инвалидность) подменяется поддержкой предприятий.

— А помощь работникам предприятий будет дешевле, чем помощь предприятиям?

— Сто процентов дешевле! Если человека увольняют, он получает пособие по безработице, не те 15 долларов, которые сегодня, а такое пособие, на которое он может жить. Плюс деньги на переобучение. Была в свое время у поляков проблема шахтеров, пришлось ликвидировать целую отрасль. Людям дали деньги на переселение. А у нас сегодня 40 или 45% населения получают те или иные виды социальных льгот, т.е. мы тонким слоем масла намазали весь бутерброд.

Представляете, у вас дом 500 квадратных метров, а вы покупаете жилищно-коммунальные услуги по тем же ценам, что семья пенсионеров в квартире 50 метров. Это аморально, это неэффективно, это противоречит тезису о социальности государства.

Моногорода — вымрут?! А сегодня они — что, не вымирают? Они вымирают, школы, больницы закрываются. Процесс идет, но когда вы делаете нечто сознательно, не хаотично, вероятность того, что пострадают люди, гораздо меньше, чем если все пущено на самотек. В результате мы либо эмиграцию имеем, либо пьянство, либо наркоманию.

— Поздний старт реформ выгоден в том смысле, что можно использовать положительный опыт. Но, возможно, те ниши, на которые мы могли бы претендовать 20 лет назад, заняты нашими более поворотливыми соседями?

— У нас единственный выход — надо сделать лучше, чем у конкурентов. Ситуация постоянно меняется. Помните, 20 — 30 лет назад американские компании, европейские пошли в Китай. Сегодня «Эппл», «Катепиллер», многие другие возвращают производства назад, посчитав реально свои издержки и выгоды, в том числе и репутацию: «Мade in the USA» лучше, чем «Мade in China».

За это время даже в белорусских условиях появилось много частных компаний, которые уже конкурируют на мировом рынке. Та же кампания «Алютех». Как бы мы ни относились к компьютерной игре «Мир танков», ребята сделали прорыв, фирма ЕПАМ — это мировая корпорация. То есть, если бы белорусов отпустили, то быть даже местом регистрации корпораций, где платятся налоги, было бы замечательно.

В 80-е годы Ирландия привлекала низкими налогами на доходы корпораций. Там было либо 12%, либо ноль, если ты реинвестируешь свою прибыль. У нас великолепная плоская ставка на доходы физических лиц, нужно двигаться дальше. Инновационная система, которую я разработал, три налога всего, рассчитана именно на то, что Беларусь поздно входит в рынок. Украина — в хаосе, Россия — в коррупции, Европа — в загнивающем социализме. Поэтому такого понятия — они туда пришли, а к нам уже не придут — нет.

— Появляются новые ниши?

— Сейчас, например, огромная ниша — 3D-принтинг, объемная печать. Дома уже делают, станки, оружие. Есть места, где делают программное обеспечение под это, а где-то должны быть установлены сами эти принтеры. Я именно Беларуси предложил бы стать таким вот «хабом» — центром 3D-принтинга для Европы и мира.

— Многое упирается в госуправление…

— Для меня кристальным примером того, какое у нас качество госуправления, является то, что за 25 лет мы не смогли подготовить хотя бы одного менеджера мирового уровня для управления «Беларуськалием». Это не какой-то там районный мясокомбинат, вы хотя бы пять человек направьте на учебу, чтобы они с Баумгертнером, с Керимовым, с поставщиками, с клиентами разговаривали на одном языке… А так получился просто вопиющий провал.

— Как Петр Первый отправлял учиться в Европу?

— Да, как отправляли Грузия, Казахстан, Россия. А у нас из всего Совмина меньше 4% руководителей владеют иностранным языком. Мы же для них, для иностранцев, как туземцы! Поэтому геополитики могут говорить про догоняющее развитие.

Повторюсь, во многих сферах Беларусь давным-давно идет в ногу со временем. Софт-бизнес, «Алютех», некоторые вещи, связанные с роботами. Но одновременно у нас есть балласт, шлак: тысячи предприятий, которые просто дешевле и выгоднее для страны закрыть и забыть про них навсегда. У нас открыть кафе так же сложно, как открыть фабрику, нужно два-три года ходить, ломать голову, доказывать, что ты не осел.

Вот пример — «Борисовдрев». Там лично Семашко должен был согласовывать, откуда и как покупать котельную для предприятия. А предприятию отказывают на том основании, что письмо от турецкой компании пришло не на русском, а на английском языке.

— Что делать тем, кому завтра на пенсию? Как им до этой пенсии дожить?

— Мы можем им гарантировать в случае начала реформ: пенсию, если нужно — досрочную; медицинское обслуживание.

— А денег на все это хватит?

— Хватит денег. Я считал бюджет — 28% ВВП максимум, бездефицитный бюджет, ответственный, прозрачный. Но мы не дадим денег на АПК. 50 миллиардов долларов вложили, а объем — меньше, чем долги этого сектора. Мы имеем более дорогую электроэнергию, чем в Польше, для промышленных предприятий. Мы имеем 1800—2000$ за квадратный метр жилья, когда зарплата у нас 500 — 600$. Корпоративное благополучие у нас во главе угла, а не человек.

— То есть, достаточно просто перестать транжирить деньги и на этом можно сэкономить достаточно, чтобы пережить непростой период реформ?

— Абсолютно верно. И одновременно раскрепостить инициативу. Более семи миллиардов долларов у населения в валютных депозитах, тридцать миллиардов — в рублевых, еще в кубышках миллиардов семь. А сколько денег вывезено белорусами за рубеж! Они ждут, когда можно будет что-то сюда вложить. Поэтому — да, будет непросто. Мы 20 лет не так жили, не туда шли. И тут — оба-на! Если кто-то говорит, я приду — тысячу долларов зарплата будет, и все будет классно, молочные реки в кисельных берегах… Не будет этого. Но мы знаем, как сделать так, чтобы вы сами делали себе свой шоколад, на своем конкретном месте.

— Ну, а Европа нам поможет провести реформы, в плане финансовом?

— Рассчитывать на Европу, как на доброго дядю, я бы не стал. У нас есть свой потенциал. Может быть, он не такой, каким мог бы быть, если бы мы пошли 20 лет назад другим путем, но я считаю, что мы можем сохранить в себе нашу «славянско-швейцарскую» привлекательность.

Видеозапись беседы можно посмотреть на ОГП-ТВ (ucpb.org).

Специально для «Снплюс» подготовила Анна КРАСУЛИНА