TOP

Мир после аншлюса Крыма

Аннексия Крыма Россией стала таким вопиющим нарушением всех международных правил и норм, что до самого последнего момента большинство политиков и экспертов в это не могли поверить. Поэтому сейчас весь мир испытывает настоящий шок.

Россия ссылается на то, что США также много раз нарушали право на неприкосновенность суверенитета небольших стран. Действительно, в послевоенное время, когда сформировалась современная система международных отношений, великие державы многократно вмешивались во внутренние дела других государств. Во время «холодной войны» это делали и СССР, и США. И уже после распада советского блока действия США в Ираке (2003 г.), России в Грузии (2008 г.), Франции в Ливии (2011 г.) были сомнительными с точки зрения международного права.

Проблема еще и в том, что в международном праве существуют два постулата, которые не только не согласуются, но противоречат и даже взаимоисключают друг друга. Это неприкосновенность территориальной целостности, суверенитета государств и право наций на самоопределение. И в каждом конкретном случае, если возникают такого рода юридические коллизии, победу получает тот, кто имеет больше силы или сильных союзников.

Но ситуация с Крымом отличается от всех других подобных прецедентов несколькими важными особенностями. Во-первых, принцип права наций на самоопределение здесь не действует, ибо население Крыма не является нацией по любым оценкам.

Во-вторых, крымский кризис абсолютно рукотворный, искусственно созданный. Россия постоянно ссылается на прецедент Косово. Но Косовский край пережил этнические чистки, от которых пострадали десятки тысяч людей. 10 лет шли переговоры о статусе Косово. Даже проблемы Южной Осетии и Абхазии существовали задолго до российско-грузинской войны. Крымский же кризис был создан совсем на пустом месте, для его возникновения не было никаких предпосылок, никакого угнетения населения здесь не было.

В-третьих, впечатляет скорость проведения Россией спецоперации по захвату Крыма. Москва ввела свои армейские подразделения, назначила правительство, объявила референдум, дав на обдумывание судьбоносного вопроса лишь 10 дней, спустя два дня после референдума РФ принимает решение о присоединении Крыма. Если так сильно спешат, значит, хотят скрыть что-то неладное.

В-четвертых, аннексия территории другого государства — это что-то из XIX века, когда осуществлялись колониальные захваты. В ХХ веке колонии уже распадались, и если чужие территории и присоединяли, то только в результате победы в войне. После 1945 года таких прецедентов в Европе не было. Поэтому нельзя сравнивать нынешние шаги России с действиями США в Югославии, Афганистане, Ираке. В отличие от РФ, американцы не присоединили эти государства, не сделали их новыми штатами.

В-пятых. Не вызывает сомнения, что население Косово или Южной Осетии и Абхазии действительно хотело отделиться от метрополии. О Крыме этого сказать нельзя. Никто не знает определенно, какие действительно настроения доминируют среди населения этого полуострова. Картинки на российских телеканалах не должны вводить в заблуждение. Не может быть свободного волеизъявления народа Крыма под оккупацией иностранных (российских) войск. Москва назначила премьер-министром полуострова политика (С. Аксенова), партия которого на последних выборах получила только 4% голосов крымского населения. За десять дней, которые Россия дала населению Крыма для решения своей судьбы, не было проведено никаких публичных дискуссий, не созданы избирательные комиссии на паритетных началах, как, кстати, предусматривает украинское законодательство. Да и цифра 97% (столько крымских граждан якобы проголосовало за присоединение к России), выдает организаторов с головой. Дело не только в том, что этнических русских в Крыму только 58%. Значительная часть из них выросла в независимой Украине, давно интегрировалась в украинское общество и не хочет ничего менять. Дело в том, что на демократических выборах таких цифр не бывает. Подобные результаты бывают только в диктаторских государствах.

Аннексия Крыма — это не частный эпизод конфликта между Россией и Украиной, а событие большого международного масштаба, которое будет иметь значительные последствия для судеб всего мира. Сейчас можно сформулировать только некоторые из них.

1. После распада СССР, когда началось доминирование США, все сильно ругали однополярный порядок, обвиняли Соединенные Штаты за присвоение себе статуса международного жандарма. Сейчас оказывается, что альтернативой однополярному порядку является не многополярный порядок, как многие рассчитывали, а многополярный беспорядок. Выяснилось, что никакой системы коллективной безопасности в мире нет, международное право никого не защищает. Против ядерной державы мир бессилен. Каждый умирает в одиночку. Будапештский меморандум, гарантировавший суверенитет и территориальную целостность стран, выведших ядерное оружие (Беларусь, Казахстан, Украина), — пустая бумажка. «Пороговые государства» начнут активно создавать ядерное оружие. Ведь если бы Украина под давлением и гарантиями России и Запада не вывела ядерное оружие, аннексии Крыма не было бы. Система международных отношений вышла из равновесия, разбалансирована. И это зловещий симптом.

2. Начался передел если не мира, то постсоветского пространства. Россия не признает больше итогов распада СССР. Она взяла курс на восстановление империи. Если раньше РФ пыталась это делать с помощью «мягкой силы», то сейчас ставка делается на грубую военную силу. Поменялась доктрина внешней политики России. Теперь она не признает суверенитет постсоветских стран и присвоила себе право защищать «русский мир», который распространяется на территории, где звучит русский язык.

3. Существует угроза фашизации России. Шовинистический угар, истерика, риторика официальных лиц и государственных СМИ РФ сильно напоминают то, что наблюдалось в Германии 1930-х годов.

4. Для России хорошие или даже нормальные отношения с Западом больше не важны. РФ перестает быть партнером ЕС и США в создании мировой системы коллективной безопасности. А это значит, что вместо партнерства начинается новое издание «холодной войны» между Россией и Западом.

5. Дестабилизация нашего региона растянется на долгие годы. Конфликт между Россией и Украиной — долговременный тренд. Это будет что-то похожее на отношения между Арменией и Азербайджаном. Кто бы ни пришел к власти в Киеве, РФ там будут считать врагом. Украина попросит помощи у НАТО, США, это, в свою очередь, вызовет болезненную реакцию Москвы. И даже если до войны дело не дойдет, территория к югу от Беларуси на долгое время превратится в пороховую бочку Европы.

6. Реакция Запада на аншлюс Крыма оказалась слабой. Западные санкции в отношении России стали почти копией санкций в отношении Беларуси. В итоге влияние США и ЕС на постсоветское пространство будет существенно ослаблено. Не только в геополитическом, но и в идеологическом, ценностном плане. Квинтэссенцией этих новых настроений стала фраза А. Лукашенко на избирательном участке в воскресенье: «Запад — это такая профанация, это ни на что не способные люди. Сколько было пыли, я уже, честно говоря, бояться начал, хоть бы до войны не дошло. Ну и что? 20 человек не пустят в Европу!». Лидеры постсоветских государств выдержали паузу, посмотрели на ответ Запада и рационально решили поставить на победителя. Сначала Казахстан, потом Армения публично поддержали аннексию Крыма Россией.

В воскресенье это же сделал А. Лукашенко. Колебания, игра в нейтралитет закончилась и решительно отброшены. «В силу исторического прошлого, того, что мы один народ, создаем единый проект, мы будем с Россией. Надо прекратить эти спекуляции. Если встанет вопрос, мы всегда будем с Россией», — заявил белорусский руководитель на избирательном участке 23 марта. Его объяснения действий РФ в Крыму фактически совпали с российской трактовкой этих событий. Дескать, Украина сама виновата, «подставилась».

Таким образом, в наступающей «холодной войне» между Россией и Западом Беларусь заняла свое место в окопах. Западное направление белорусской внешней политики перестало иметь сколь-нибудь самостоятельное значение.

Добро пожаловать в новую реальность, господа.

Валерий КАРБАЛЕВИЧ

Читайте также:

Принуждение к войне

Хотят ли русские войны?

Без союзников