TOP

Рояль в кустах

Информация о проведении в Минске 26 августа переговоров на высшем уровне об урегулировании украинского кризиса стала своего рода политической сенсацией. Форум столь высокого уровня еще никогда не проходил в нашей стране.

В белорусскую столицу прибудут для участия в саммите президенты Украины, России, Казахстана, а также верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон, ответственный за энергетику еврокомиссар Гюнтер Эттингер и комиссар ЕС по торговле Карел де Гюхт. И президент Беларуси Александр Лукашенко — как полноправный участник переговоров.

К инициативе о подобной встрече, с которой белорусский лидер выступил 8 августа, наблюдатели вначале отнеслись скептически. Прежде всего потому, что события в Украине и вокруг нее — это уже не только российско-украинский конфликт. Он перерос в глобальный кризис, противостояние между РФ и Западом. И для его урегулирования нужны политические решения крупных международных субъектов. Беларусь же — геополитическая провинция, она не является самодостаточным игроком на мировой арене. Международный вес нашей страны сам по себе небольшой, ее возможности влиять на глобальные процессы незначительны. К тому же Беларусь находится в изоляции, имидж А. Лукашенко в мире одиозный.

Кроме того, предложенный белорусским президентом первоначальный формат саммита (лидеры Таможенного союза плюс Украина) и основная повестка дня (торговые проблемы между «тройкой» и Украиной в связи с подписанием Киевом соглашения об ассоциации с ЕС) были не совсем приемлемы для украинского руководства. Формально получалось три против одного.

Дебютная идея А. Лукашенко заключалась в том, чтобы разрешить украинский кризис мирным путем в тесном кругу постсоветских стран без участия Запада. Ибо, согласно конспирологической версии белорусского лидера, именно США и ЕС организовали и спровоцировали этот конфликт. Встречаясь с руководителями компартий России и Украины 8 августа, он заявил: «Понятно стремление американцев, европейцев. Я еще в самом начале сказал, что нам надо опасаться, нас будут втаскивать в эту бойню, как в воронку, чтобы создать здесь не просто очаг напряженности, а то, что происходит сейчас, — породить новую войну. И это будет война очень опасная. На это внимания тогда никто не обратил. И посмотрите, что происходит».

Исходя из этой логики, приглашать «поджигателей войны» на мирные переговоры не только контрпродуктивно, но и опасно. Дескать, этот «спор славян между собой» будет более успешно урегулирован без участия внешних сил.

Надо сказать, А. Лукашенко приложил недюжинные усилия, чтобы организовать этот саммит. В последние дни он вел очень интенсивные телефонные переговоры, прежде всего с президентами России и Украины.

Главной проблемой было уговорить приехать в Минск П. Порошенко. Киев основные надежды возлагал на поддержку Запада. Хоть переговоры в Берлине на уровне министров иностранных дел России, Украины, Германии, Франции не увенчались успехом, украинское руководство продолжало делать ставку именно на этот состав участников. Еще утром 19 августа пресс-служба украинского президента сообщала, что в телефонных переговорах П. Порошенко с немецким канцлером А. Меркель речь шла об организации встречи на высшем уровне в «нормандском формате», т. е. с участием руководителей России, Украины, Германии, Франции. А на сайте МИД Украины в этот день украинский министр иностранных дел П. Климкин высказывал сомнения относительно участия Киева в минском саммите. Но уже в обед 19 августа все радикально поменялось.

Видимо, возникла проблема о месте такой встречи на высшем уровне, о которой шла речь в телефонных переговорах П. Порошенко с А. Меркель. Этот на первый взгляд вроде бы формальный вопрос перерос в политический. Согласно давней исторической традиции, в момент военного конфликта переговоры о мире должны вестись на нейтральной территории. Если бы, например, В. Путин приехал в Киев, это расценивалось бы наблюдателями и общественным мнением как демонстрация слабости. Дескать, приехал просить мира. Точно так же был бы воспринят визит П. Порошено в Россию. После того, как ЕС ввел санкции против РФ, Евросоюз тоже стал участником конфликта. Следовательно, территория стран Европейского союза как место для переговоров была неприемлема для Москвы.

И здесь появляется «рояль в кустах» в виде инициативы А. Лукашенко провести мирные переговоры в Минске. Руководство Беларуси, сохраняя хорошие отношения и с Москвой, и с Киевом, всячески стремилось демонстрировать свой нейтралитет в этом российско-украинском конфликте. В регионе Восточной Европы это оказалось, пожалуй, единственным приемлемым вариантом. Разве что Молдова могла поспорить за такой статус. А то, что Беларусь является международным изгоем и белорусский президент находится под европейскими санкциями, уже не так важно. Когда на кону вопросы войны и мира, мировым лидерам не до таких тонкостей.

Видимо, с подачи европейских политиков Киев согласился на переговоры в Минске, но с условием, что они будут переформатированы. Т. е. теперь они пройдут не в формате Таможенный союз — Украина, как первоначально предлагал А. Лукашенко, а к ним добавляется ЕС.

В итоге как бы то ни было, так сошлись звезды или карты, но на этой неделе Беларусь оказывается в центре внимания мировых СМИ. Свыше 300 иностранных журналистов приезжают в Минск.

Пусть на короткое время, но Беларусь выходит на международную арену как субъект мировой политики. Потому что в последние месяцы из-за украинского кризиса наша страна вообще выпала из сферы внимания европейских политиков. К тому же многими в мире Беларусь рассматривается не как самостоятельный международный актор, а всего лишь как российский сателлит. Саммит в Минске возвращает нашей стране на какое-то время международную субъектность. Важно обратить внимание, что Беларусь выступает в статусе не просто площадки для встречи, хозяйки саммита. А. Лукашенко является полноправным участником переговоров. Он удачно использовал сложившуюся международную конъюнктуру и по праву может претендовать на роль миротворца и посредника в этом глобальном конфликте.

Насколько этот саммит укрепит международные позиции Беларуси? Многое будет зависеть от итогов переговоров. Если все приглашенные участники утром 26 августа приедут, вечером уедут, ни о чем не договорившись, и на этом все закончится — это одна ситуация. Другое дело, если саммит во вторник даст старт мирному процессу, будут созданы рабочие группы, которые продолжат заседать здесь, мировые лидеры в том же формате еще несколько раз соберутся в Минске, и в итоге украинский кризис удастся разрешить миром, тогда ставки Беларуси возрастут.

PS. В момент подготовки статьи в печать появилась информация украинских информационных агентств, что бронеколонна российских войск перешла границу и движется в сторону Мариуполя. Если информация подтвердится, то это в корне меняет ситуацию, весь контекст минского саммита и перспективы мирного урегулирования конфликта.

Валерий КАРБАЛЕВИЧ

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Суррогатный клондайк

Голубь мира

Треугольник с четырьмя углами