TOP

Жизнь «Ангела»: будни и праздники

В Беларуси уже два года действует поисково-спасательный отряд «Ангел», благодаря которому прояснилась судьба десятков пропавших без вести.

Люди пропадают каждый день. Кто-то в силу преклонного возраста или тяжелых специфических заболеваний не может найти дорогу домой. Кто-то, наоборот, в силу юного возраста, хочет позлить взрослых, в первую очередь — родителей и пускается в бега. К сожалению, в статистике не вернувшихся домой людей достаточно много тех, кто стал жертвой трагических обстоятельств или преступлений…

Поиском пропавших людей занимаются профессионалы — работники правоохранительных органов, МЧС. Но в ряде стран мира уже существуют и появляются новые сообщества неравнодушных людей, которые не хотят оставаться в стороне, когда в совершенно чужой для них семье случается горе: родной человек ушел из дома и не вернулся…

Не просто общественная инициатива

Сегодня в это трудно поверить, но созданию отряда единомышленников, в составе которого 41 000 человек (только в социальной сети «ВКонтакте») помог случай. В 2011 году в эфире одной из телепрограмм женщина обратилась ко всем, кто ее видит и слышит с отчаянной просьбой о помощи: в Борисовском районе в лесу пропал ее отец. Поиски идут уже третьи сутки, но сил милиции не хватает, требуется помощь добровольцев. Мама Сергея Ковгана рассказала об этом сыну…

Сергей Ковган— У меня как раз было два выходных, я взял с собой друга, и мы поехали в направлении Борисова, — рассказывает Сергей. — Признаюсь, был очень удивлен: считал, что белорусское телевидение смотрит огромное количество людей, которые, услышав просьбу о помощи, обязательно отзовутся, приедут, и мы всем миром найдем пропавшего человека. На деле оказалось, что в помощь милиции и военным, занятым поиском, добровольно приехали только мы вдвоем. К большому горю, мы не смогли найти того мужчину живым… Меня это просто потрясло: как же так? Человек обратился за помощью, а ему никто не захотел помочь! Вот и возникла мысль о том, чтобы создать добровольный отряд, который бы помогал искать пропавших людей.

От идеи до ее воплощения в жизнь прошел целый год. Сергей подбирал единомышленников, тщательно продумывал систему оповещения, изучал зарубежный опыт работы поисковиков и разрабатывал собственные методики. Проект стартовал 15 июня 2012 года. Именно тогда в крупнейших социальных сетях появилась группа поисково-спасательного отряда. Название родилось само собой. На кого мы надеемся в самые тяжелые минуты нашей жизни? К кому обращаемся? К Богу и к своему ангелу-хранителю…

Информация в интернете эффектом домино охватывает десятки тысяч пользователей. Плюс СМС-рассылки на несколько сотен абонентов. Информационные волны хлынули и по социальным следам: «Кто что-либо знает, видел — откликнитесь!»

— Это реально работает, — уверен Сергей Ковган. — Не раз находились свидетели, сообщающие, где и в какое время видели пропавшего человека. Например, когда в Минске пропал ребенок-аутист, мы запустили ориентировку в сети, и уже через час нам позвонили работники кафе, в которое зашел мальчик. Обязательно рассылаем ориентировки и в службы такси. Именно таксисты помогли отыскать пропавшую в Минске бабушку, страдающую потерей памяти. Ее нашли далеко от дома, совсем в другом районе, и она не понимала, где находится.

Изначально группа создавалась для поиска пропавших в лесу, но позже мы стали искать и тех, кто пропал в городе. Грибники и ягодники пропадают каждый день по нескольку человек — это длится вплоть до выпадения снега. Для их поиска необходимо молниеносное реагирование, потому что, как показывает практика, уже через трое суток мало шансов, что человек останется жив. Оперативность актуальна в случаях, когда из собственного дома в неизвестном направлении уходят люди с потерей памяти, дети-инвалиды. Когда люди узнавали, что разыскивается человек и для него опасно нахождение в городе из-за особенностей поведения, они сообщали об этом в милицию. Сегодня мы можем оповестить более 40 000 человек, и такое значительное количество людей в состоянии оказать мощную информационную поддержку. Мы не зацикливаемся только на своей группе. Волонтеры делают перепосты в группах, где количество участников тоже идет на десятки тысяч. Появился в интернете специальный сайт, где содержится информация о пропавших без вести людях.

— Сергей, но само появление отряда и такое активное массовое действо не может проходить мимо внимания МВД…

— Про «Ангела» там узнали буквально с самого первого дня его существования. Сначала за нами только наблюдали, не вмешивались в процесс. Потом сотрудники милиции объяснили мне, что они стремились найти корыстные цели нашей работы. Однако поняли, что никакого вознаграждения за поиск отряд не берет: все делается на добровольных началах и на пожертвованиях волонтеров. Отношения с правоохранительными органами у нас сложные, но доброжелательные. Мы неоднократно проводили встречи и «круглые столы», искали пути взаимодействия, но относились к нам не очень серьезно. Однако волонтеры находили одного пропавшего за другим, и к нам стало поступать больше информации от людей в погонах. Теперь можно говорить, что наш отряд — вспомогательная сила, которая оказывает помощь сотрудникам МВД и МЧС в поисках без вести пропавших.

К сожалению, в Беларуси нет закона, который бы регламентировал сотрудничество волонтеров и сотрудников милиции. Единственное, что прописано: милиция должна взаимодействовать с общественностью — местными жителями, егерями, охотниками. Где начинается и где заканчивается это взаимодействие — непонятно. Мы же постоянно готовы к работе в любых условиях, среди нас много поисковиков-профессионалов. Конечно, милиция предо­ставляет нам далеко не всю информацию, особенно, если речь идет о криминальных делах, но «ангелы», оказывая любую помощь, всегда придерживаются принципа — не навредить следствию.

Розыск завершен…

Статистика в поисково-спасательном отряде «Ангел» не ведется: пропавшие люди находятся с участием самых разных организаций, принимающих участие в поисках. Сергей Ковган считает, что спасение одного человека — уже много, и каждая потеря человеческой жизни из-за того, что помощь ему не была вовремя оказана — огромное горе. Но рассказать о нескольких конкретных случаях все-таки стоит.

…17 июня 2012 года пропала Ксения Маркевич, 23-летняя модель. При уходе из дома девушка находилась в состоянии сильного психологического стресса: недавно она потеряла работу, из-за чего очень переживала, ссорилась с друзьями и родителями. Это были самые первые поиски «Ангела». Искали очень тщательно. Ориентировками оклеивали весь город, опрашивали людей, выезжали на предполагаемые места ее нахождения, ходили по ночным клубам, звонили в больницы и морги, посещали садовые товарищества, заброшенные пионерские лагеря. Волонтеры выходили в парки Горького и Челюскинцев с ориентировками, и каждый второй говорил, что уже видел обращение — на дверях собственного подъезда, магазина, на остановке общественного транспорта. В отряде добились того, что трудно было найти человека, который бы не знал о пропаже девушки. В милиции отметили, что таких масштабных поисков в стране еще не было никогда. Спустя 2,5 месяца тело Ксении обнаружили в районе поселка Ратомка…

…3 июля 2013 года пропала Татьяна Слонимская. Она приезжала в деревню Малый Тростенец к своей матери, а затем уехала на автомобиле «мазда-3» собирать ягоды. О пропаже «ангелы» узнали от ее дочери Анны. На протяжении двух недель изо дня в день проводились поисковые мероприятия. Ежедневно для прочесывания лесных массивов собиралось около 200 добровольцев. 18 июля вблизи деревни Дворец был обнаружен ее труп с множественными ножевыми ранениями. Убийцы — Евгений Кулик и Николай Лотыш были найдены и приговорены: один — к пожизненному заключению, второй — к 25 годам лишения свободы. Дети Татьяны Ивановны стали волонтерами «Ангела»…

— Мы находили людей, потерявших память, детей, сбежавших от родителей и из интерната. После освобождения белоруса из Дагестана к нам стали обращаться за помощью люди, чьи родственники пропали бесследно, уехав на заработки в Россию или в Украину, — рассказывает Сергей Ковган. — Бывают и нетипичные случаи. Ранней весной к нам обратились люди, подобравшие на шоссе полуодетого молодого человека, который шел в сторону Москвы. Выяснилось, что в России бандиты отняли у парня квартиру, на автомобиле вывезли его в Беларусь. Дали ему немного денег и пригрозили, чтобы даже и не пытался вернуть себе жилье. С помощью российской полиции мы выяснили, что проблем с законом он не имел. Пообщались с его бывшим классным руководителем, с директором детдома и убедились, что человек не врет. Вместе с белорусской организацией Красного Креста мы помогли парню, чем смогли, в том числе и теплой одеждой.

Не могу не сказать и о наших праздниках — поисках, в результате которых пропавшие без вести были найдены живыми. Недавно искали пятнадцатилетнюю девочку Настю из Столбцовского района, которая приехала в Минск, чтобы… распрощаться с жизнью. В поисковых мероприятиях участвовали 32 человека. Поиски завершились успешно.

В мае нынешнего года по звонку на отрядный телефон начались поиски пожилой женщины из Гродненской области, которая уехала на велосипеде в магазин в соседнюю деревню и домой не вернулась. Вместе с сотрудниками МВД и поисковой группой из Гродно нашли ее с помощью вертолета в Берестовицком районе.

На протяжении четырех суток искали в Минске молодого парня с потерей памяти. Найден! Жив!..

Что делать, если пропал человек?

В первую очередь следует позвонить в бюро регистрации несчастных случаев, которые созданы при каждом областном УВД и ГУВД Минска. Туда круглосуточно стекается информация из дежурных частей, вытрезвителей, больниц и моргов, сведения о лицах, доставленных в медучреждения и не имеющих возможности сообщить о себе, а также информация о неопознанных трупах.

Можно обратиться в ОВД по месту жительства. Бытует мнение, что обращаться можно только через три дня после исчезновения. Это не так. В милиции обязаны принять заявление сразу же. Не существует сроков для его подачи. Если же заявление у вас не хотят принять — смело обращайтесь в прокуратуру.

Если есть уверенность, что пропавший человек мог стать жертвой преступления — обращайтесь с заявлением о возбуждении уголовного дела в районную прокуратуру.

Светлана БАЛАШОВА

Читайте также:

Нашего времени дети

Отслужу, как надо! Но только не в армии…

Кому он нужен, этот фермер?