TOP

Чем ожесточеннее борьба с коррупцией, тем больше ее размах?

Предвыборный период и «золотой батон» Украины обострили внимание в Беларуси к старой забаве — борьбе с коррупцией. Забава известная, понятная. Понятны и ее правила. Людям говорят: «Вот он украл!», а дальше — арест (под камерами ТВ), расследование, суд. Те, кому интересно, знают, что есть еще одна часть этого «балета» под названием «Возместил — вышел на свободу».

О праве президента

Нельзя, конечно, сказать, что в Беларуси не борются с коррупцией. Есть гнев Лукашенко и его непримиримость в этом вопросе. Он даже заявил: «Неприкасаемых нет».

Есть заявления контрольных органов, реальные аресты и конкретные сроки.

И все же мы видим не снижение уровня казнокрадства, а его увеличение. Почему?

Каждый раз, когда я слышу про очередной громкий процесс, меня не покидает ощущение, что людей сажают не за коррупцию как за факт воровства и использования своего служебного положения. Нет, наказывают за то, что человек нарушил какие-то другие законы закрытой для общества системы власти: украл не по чину, взял не у того либо просто попал под горячую руку.

То есть коррупция тут скорее — предлог, этот флаг просто вывешивают над крепостью, чтобы все внутри и снаружи понимали: осторожнее, начались очередные чистки!

Если взять это утверждение за отправную точку, становится понятной логика борьбы с коррупцией.

Правило первое: президент сам определяет степень вины проворовавшегося, поэтому сам и решает, миловать его либо нет.

Правило второе: правоохранительные органы должны иметь максимальные возможности по поиску и давлению, вплоть до права самоличных действий.

Правило третье: про коррупцию от имени власти в Беларуси говорит только один человек — Александр Лукашенко. Это его тема, фишка, пункт предвыборной программы еще с 1994 года.

Работают ли эти методы и правила?

Если честно, мы не знаем. Единственное, что нас греет, убеждение, что «воруют наши меньше, чем в Украине и в России». Так ли всё на самом деле, проверить возможности нет, ведь нет открытых данных. Поэтому мы судим по тому, как наворованное используют: у «них» дома во Франции и на Майорке, машины класса люкс, у «наших» — участок в Дроздах и немного «золотого запаса» на старость. Значит, боятся, значит, система работает…

Лукашенко борется, правила работают, чиновники боятся, коррупция растет…

О праве народа, общества

По Конституции источником власти в Беларуси является народ. «По жизни» он также источник коррупции и борьбы с ней. Есть ли у народа другие методы борьбы с недугом?

Есть.

Они опробованы в цивилизованном мире, основаны на других принципах и работают иначе. Лучше всего их применяют в Скандинавских странах — опыт Финляндии, Швеции, Дании, по моему мнению, и надо брать нам в пример.

Ведь белорусам проще без взяток. Я знаю уже не один бизнес, который работает «по-белому», потому что в Беларуси созданы приемлемые условия, и проще заплатить налоги, чем потом отбрехиваться и юлить. Конечно, это не про всех, но путь понятен. Создавайте условия, в которых нет смысла обманывать, чтобы делать то, что ты делаешь, и коррупция уменьшится.

Есть и плохая новость.

В области государственного управления, пока система построена так, как сейчас — вертикально, закрыта от общества и прессы, с исключительными правами одного из представителей власти, с зависимой судебной системой — такие изменения невозможны.

Надо не ужесточать законы, не расширять полномочия и увеличивать сроки, а менять принципы, на которых основано государственное управление. Мы видим: старый подход, используемый последние 20 лет, привел к обратному результату.

И для начала предлагаем 7 шагов, которые нужно сделать, чтобы борьба с коррупцией перешла из методов чистки и наказания за нарушение неписанных правил в действие, реально направленное на ее уменьшение:

1. Прозрачность — доступ к информации, открытость государственной власти для всех СМИ, контроля общества. Сегодня в Беларуси этого нет. Мы столкнулись с обозначенной проблемой, когда решили понять, как и на что живет местная власть. Оказалось, из всей финансовой документации граждане могут увидеть только несколько ни о чем не говорящих строчек бюджета. А вот все «говорящие» документы не обязательны для предоставления, а значит — не предоставляются.

2. Широкие полномочия и открытость органов местного самоуправления. Местное самоуправление должно решать гораздо большее количество вопросов. Решение на месте контролировать проще, чем когда оно принято в Минске, в закрытой от всех Администрации президента. Все протоколы заседаний, решений должны быть в открытом доступе. Это, например, позволяет контролировать воровство при строительных и ремонтных работах.

3. Равенство перед законом — не должно быть не только «неприкасаемых», но и «исключительных». Сегодня президент может сам миловать, сам принимать решения по тендерам, безо всяких согласований дарить землю (как недавно было сделано для друзей с Ближнего Востока), принимать решения об отчуждении собственности. Предлагается, чтобы он сам решал, кого из провинившихся можно назначать на должность снова, а кого нет. Президент — это первый среди равных, и чем меньше у него «исключительных» прав, тем больше гарантий, что рыба не начнет гнить с головы.

4. Участие общества в процессе приватизации. Сегодня комиссии по приватизации государственных учреждений крайне ограничены в своем составе, а их работа не ведется гласно. Необходимо включать представителей трудовых коллективов во все приватизационные комиссии, независимо от формы государственной собственности (есть ОАО с контрольным пакетом государства), а также включать в эти комиссии депутатов местного совета, представителей общественности и СМИ.

5. Создание правил прозрачного использования денег, полученных от приватизации. Законодательно нужно закрепить, что в бюджетах эти средства следует отображать отдельной строкой, а цели их использования должны быть публичными.

6. Независимость суда. Пока решение суда может быть сделано по звонку или отменено президентом на основании одному ему известных фактов, не будет никакой независимости суда и его силы.

7. Свободные СМИ и реальная гласность. С этого началась перестройка в СССР. Гласность — самый страшный враг для всех, кто хочет что-то утаить. Чем больше будет независимых СМИ, чем больше будет у них возможности контролировать то, что делает власть, тем лучше для самой власти, если она на самом деле борется с коррупцией.

Главным же является право общества на участие в принятии решений и контроля над ними. Сегодня такого права нет. Поэтому общество в борьбе с коррупцией попросту является лишь стороной информируемой. И пока дело обстоит так, то главная коррупция будет там, где определяют, о чем нас следует информировать и как. А значит, итог такой борьбы будет такой же, как в последние 20 лет: чем ожесточеннее борьба с коррупцией, тем больше ее размах.

Андрей ДМИТРИЕВ