TOP

Придется учить китайский

С учетом того, что Беларусь не так часто посещают зарубежные лидеры, любой приезд руководителя иностранного государства — уже важный информационный повод. Если же приезжает глава великой державы, каковой, несомненно, является Китай, то это уже знаковое явление. 

А уж трехдневный визит председателя КНР Си Цзиньпина — это поистине историческое макрособытие. Даже президенты России никогда не приезжали в Беларусь на три дня. Вполне понятен восторженный тон белорусских официальных лиц и государственных СМИ.

Должно быть некое объяснение такой невиданной дипломатической щедрости китайского руководства. Накануне визита Си Цзиньпина А. Лукашенко дал интервью Центральному телевидению Китая и информационному агентству Синьхуа, в котором утверждал: «С кем может так тесно сотрудничать Китай в Европе? Прежде всего — с белорусами… Мы можем быть очень полезны китайскому руководству как плацдарм, как огромная экономическая площадка для продвижения китайских интересов в Европу».

Тезис о том, что Беларусь является плацдармом для продвижения китайских интересов в Европу, ничего, кроме улыбки, вызвать не может. Во-первых, потому, что Китай уже давно экономически покорил ЕС, европейские страны завалены товарами с этикетками «Made in China». Во-вторых, как может страна, изолированная от ЕС частоколом санкций, быть плацдармом для кого бы то ни было. Таким же сомнительным является утверждение, что Беларусь может стать для Китая площадкой для проникновения в пространство Евразийского экономического союза. Ибо с двумя другими членами ЕАЭС — Россией и Казахстаном — у КНР гораздо более развитые экономические отношения, чем с нашей страной.

Тогда в чем интерес Китая к Беларуси? Дело в том, что теперь Пекин начинает реализовывать большой проект под названием «Великий шелковый путь». Это система транспортных артерий, которая должна связать КНР с Европой. И этот «Шелковый путь» будет проходить и через территорию Беларуси. Кроме того, Пекин заинтересован в реализации еще нескольких более мелких проектов в нашей стране. Это разработка нового месторождения по добыче калийной соли, дабы обеспечить себе стабильные поставки калия из нашей страны. Это завод по производству китайских автомобилей «Белджи». Это Белорусско-китайский индустриальный парк «Великий камень» (БКИП).

Во время и по итогам визита Си Цзиньпина белорусские чиновники не скупились на победные реляции. Всех перещеголял заместитель главы Администрации президента Н. Снопков, объявивший, что портфель договоренностей составляет около $18 млрд. Министр экономики Беларуси В. Зиновский оказался скромнее, он заявил, что Китай выделит нашей стране более $7 млрд кредитов. Более близкие к истине цифры назвало белорусское Министерство финансов. По его оценкам, речь идет о китайских займах на сумму около $3,5 млрд.

Давайте разберемся, каковы же реальные итоги визита Си Цзиньпина, что в сухом остатке. Прежде всего, важно зафиксировать, что межгосударственного кредита, которым наше правительство могло бы распоряжаться по своему усмотрению, пополнять золотовалютные резервы или отдавать прежние долги, Беларусь не получила. А именно такой заем нужен в первую очередь белорусскому руководству, в его поисках наши власти обращаются теперь ко всем на Востоке и Западе.

Правда, Китай выделил грант (т. е. подарок, деньги, которые не надо возвращать) на $128 млн, но с целевым назначением. Использовать его можно только на строительство общежития для китайских рабочих и иные важные для Пекина социальные проекты.

Все остальное — это не инвестиции, а кредиты. $330 млн выделятся на строительство инфраструктуры Белорусско-китайского индустриального парка. Этот проект рассчитан на 30 лет, что из него получится, пока никто прогнозировать не может.

$88 млн долларов пойдут на строительство завода по сборке китайских легковых автомобилей «Белджи». Здесь важно заметить, что такой же завод, только больший по масштабу, китайцы построили в Казахстане. Но основной рынок сбыта — российский — резко упал, поэтому планы по производству этого авто пришлось существенно урезать.

В рамках проекта «Шелковый путь» Китай выделит $175 млн на развитие Белорусской железной дороги. Еще $500 млн дается на строительство в БКИП крупного торгово-логистического парка, т. е. перевалочного хаба из Азии в Европу. Здесь интересно то, что в основу создания БКИП «Великий камень» закладывалась идея производства инновационной продукции. И вот теперь выясняется, что китайцы рассчитывают разместить здесь логистический центр, грубо говоря, склад. На инновацию это как-то мало похоже.

Государственный банк развития Китая выразил готовность выделить до $1,4 млрд на строительство в Беларуси нового горно-обогатительного комплекса на сырьевой базе Нежинского участка Старобинского месторождения калийных солей. Но здесь пока речь идет о подписании меморандума о взаимопонимании. Говоря по-другому, это декларация о намерениях, и не более того.

Еще $1 млрд этот банк готов дать Беларусьбанку и Банку развития под гарантии белорусского правительства. Это даже не кредиты, а кредитные линии. Т. е. эти деньги будут вложены только в конкретные окупаемые проекты, когда таковые появятся.

Важно особо подчеркнуть, что все кредиты Китая — связанные. Т. е. финансовые ресурсы выделяются с условием, что общая доля китайского оборудования, работ, услуг должна составлять не менее 50% от общей стоимости каждого согласованного индивидуального проекта. Это значит, что живых денег в Беларусь придет только половина, остальными китайские банки будут рассчитываться с китайскими же поставщиками. Значительную часть проектов будут реализовывать китайские работники, которые приедут сюда.

С одной стороны, даже такие китайские кредиты для едва живой белорусской экономики — тоже хлеб. Это хоть как-то оживит нашу промышленность. По международным меркам, кредиты достаточно выгодные. Они «длинные», на 10 лет, с отсрочкой платежей на 5 лет. Сравнительно невысокий процент — 4,5—4,7% годовых. Это хоть какая-то альтернатива российскому засилью.

Но, с другой стороны, эти новые займы резко увеличат внешнюю задолженность Беларуси. Выплата долгов уже сейчас лежит тяжелым бременем на нашей финансовой системе, экономике в целом. Нет уверенности, что все эти проекты окупятся, дадут прибыль, с которой можно возвращать займы. Например, три цементных завода, построенных за китайские кредиты, сегодня убыточные.

Кстати, Беларусь в торговле с Китаем имеет устойчивый дефицит. В прошлом году белорусский экспорт составил $ 641,5 млн, а импорт — $2, 371 млрд. Причем 77% нашего экспорта — это калий.

Так что говорить о большой выгодности экономического сотрудничества Беларуси с Китаем не приходится. Но китайцы прочно и надолго пришли в Беларусь. Как говорил покойный Виктор Ивашкевич, белорусы не хотели учить белорусский язык, теперь будут вынуждены учить китайский.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

История как инструмент политики

Яркие заплаты на ветхом рубище

Повышение ставок