• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Станислав Богданкевич: Деньги в банках есть — некому их дать!

В 2017 году Беларусь направит 7,7 миллиарда рублей, или 4,1 миллиарда долларов, на погашение и обслуживание государственного долга. Валютные платежи составят около 3,4 миллиарда долларов, сообщил министр финансов Владимир Амарин. За счет каких средств будут погашаться долги?

Бывший глава Нацбанка Петр Прокопович написал письмо на имя Александра Лукашенко, в котором заявил, что «умеренная эмиссия в этой ситуации видится многим единственным решением» по выходу из стагнации.

Вот как прокомментировал это заявление в интервью БДГ бывший глава Нацбанка Станислав Богданкевич:

— Это очень большой долг — всегда надо сравнивать с золотовалютными резервами: у нас ЗВР равняются 5 миллиардам, и долг почти столько же. Резервов нет, и заработать ничего не можем: даже в планах нет роста валового внутреннего продукта. Крайне плохая ситуация сложилась в белорусской экономике.

Правительство надеется за счет ограбления народа и падения жизненного уровня сэкономить несколько миллиардов долларов. А другой источник — снова взять кредиты, расчеты по которым переложить на плечи будущих поколений.

— Но Лукашенко еще 3 февраля объявил, что в 20017 году Беларусь обойдется без внешнего кредитования.

— Не вижу я такой возможности. Как можно обойтись без новых кредитов и погасить долги в условиях, когда нет роста экономики? Скажу больше: по оценкам многих экспертов, в том числе и Всемирного банка, в 2017 году Беларусь ожидает рецессия. Остается только изымать деньги у населения и рефинансировать государственный долг.

— Сколько Беларуси надо занять, чтобы и с долгами рассчитаться, и не снизить жизненный уровень населения?

— Я считаю, что Беларуси ничего не надо брать в долг до тех пор, пока займы не пойдут на развитие. Кредиты нужны именно на создание новых рабочих мест, выпуск конкурентной продукции — чтобы обеспечить рост ВВП хотя бы на 5%. Только тогда мы можем увидеть просвет в конце тоннеля. А если мы берем кредиты, чтобы отдать долги, тогда нужно брать 5 миллиардов. Возьмем и рефинансируем всю задолженность — внешнюю и внутреннюю. Но это не выход.

Любое развитие возможно только при условии, что как минимум 25% ВВП, а в нынешней ситуации — лучше даже 30% мы будем вкладывать в основные фонды, оборудование, технологии. А в последние годы этот показатель в Беларуси скатился до 20% — какое тут развитие. Нужно поднять процент накопления, а для этого надо снижать налогообложение, сокращать государственные расходы, сокращать силовые структуры и повышать рентабельность.

— А без рыночных реформ есть шансы «перехватить» в 2017 году у ЕФСР и МВФ?

— Шансы всегда есть. Главное — имидж страны, а Беларусь пока что все долги погашала своевременно. Ликвидность капитала в мире очень высокая, то есть деньги есть, иногда неизвестно, куда их девать, поэтому, думаю, и ЕФСР, и МВФ могли бы что-то дать. Ведь Лукашенко сам многократно повторял: в принципе он не возражает против предложений МВФ, потому что они разумны. Но надо что-то делать, а не просто говорить. По моему глубокому убеждению как экономиста, а не политика, надо начинать с изменения политической системы. В Беларуси половина создаваемого продукта распределяется государством, поэтому просто необходимо, чтобы власть отчитывалась перед населением, которое создает продукт. И председатель сельсовета, исполкома, Совмина, и президент — все должны отчитываться перед народом, который создает продукт. Почему мы не знаем, кому, сколько, когда и почему мы должны? Мы должны знать, сколько народных денег идет на содержание правительства или 118 человек, которые обслуживают президента. Почему мы не знаем?..

— Почему растет курс доллара? Ходит конспирологическая версия, что государство изымает «лишние» доллары у населения…

— Народ обеднел, но хочет жить так, как в лучшие годы. Поэтому за прошлый год, по официальным данным, население потратило на 2 миллиарда 440 миллионов больше, чем заработало, то есть изъяло из чулков, загашников, из-под матрасов и потратило. А государство скупило валюту, тем самым увеличив резервы более чем на миллиард. Кроме того, министерство финансов распространило среди населения долговые обязательства в валюте на сотни миллионов долларов. Хотя этого нельзя было делать: чтобы бороться с долларизацией экономики, надо выпускать национальные бонды в рублях, а не в долларах.

— Сейчас, судя по курсу доллара, правительство продолжает свою политику?

— Да, но я бы не стал называть его действия политикой — это результат политики, результат обнищания населения. Сейчас упал импорт, причем упал за счет малого и среднего бизнеса, потому что импорт по глобальным направлениям не сократился. А вот импорт малого и среднего бизнеса переживает резкое падение.

Есть еще один негативный фактор, который работает на укрепление валюты. В банках наблюдается излишняя ликвидность, банки не знают, куда девать накопленные ресурсы. Банки должны снижать процентную ставку (потому что деньги лежат в банках мертвым грузом), а по депозитам, по вкладам надо платить проценты.

А зачем делать денежную эмиссию, о которой говорит Прокопович? В белорусских банках ликвидность зашкаливает, то есть свободные ресурсы есть, банкам деньги не нужны — просто нечего кредитовать. Конечно, можно раздать деньги убыточным предприятиям, под неликвиды, которые лежат на складах, но такие кредиты не будут возвращены. Почему идеи Прокоповича и декана БГУ Ковалева нереализуемы? Деньги в банках есть — некому их дать! Под проекты, которые обеспечат возврат кредитов. Проблема не в деньгах, а в управлении экономикой. Белорусские предприятия выпускают продукцию, которая не может быть реализована на платежеспособном рынке. Дебиторская задолженность сегодня превысила миллиард долларов, складские запасы — миллиард долларов, рассчитайтесь, продайте — и вот уже есть 2 миллиарда живых денег, чтобы рассчитаться с долгами.