• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

«Народный автомобиль» дорого обойдется белорусам

В январе этого года старый завод «Белджи» под Борисовом, который собирал китайско-белорусские автомобили Geely, окончательно закрылся. В ближайшее время вместо него должен открыться новый завод. Его мощности будут в 12 раз больше, чем у старого, т.е. вместо 10 тысяч авто в год на нем будет собираться 120 тысяч. 

На днях заместитель министра промышленности Геннадий Свидерский заявил, что новый завод будет запущен уже 1 июля текущего года. О том, есть ли смысл в производстве такого количества китайских автомобилей в Беларуси, и чем это может обернуться для нашей экономики, в материале сайта «Белорусский партизан».

«Сбылась моя мечта», — заявил Александр Лукашенко вскоре после открытия первого завода по производству белорусско-китайских автомобилей Geely под Борисовом. По его прогнозам, эти авто должны были завоевать сердца белорусов и стать поистине народным автомобилем. «Почему мы должны завозить сюда хлам из Европы, бэушные автомобили? Они тоже не дешевые. А если и по дешевке покупают автомобиль за 5 тысяч долларов, то через 2—3 года еще 5 тысяч за него платят (на ремонт и запчасти). Потому что это хлам. Теперь же у нас наконец-то появился народный автомобиль собственной сборки», — говорил тогда Лукашенко.

Однако в большинстве своем белорусы остались к «народному авто» равнодушны. Так, за первые два года было продано только 3 тысячи автомобилей на внутреннем рынке и еще 7 тысяч — на внешнем.

По мнению экспертов, это связано с тем, что начали производить эти авто, не изучив предварительно рынок, а основываясь на собственных представлениях, что нужно, а что нет белорусам.

«У авторитарных политиков всегда есть желание оставить след в истории, построить какие-то вычурные здания, создать народный автомобиль и т.д. Есть такой исторический феномен. Наверное, в этом бы и не было ничего плохого, если бы это делалось не на наши с вами деньги. Вообще решение о создании автопроизводства должен принимать бизнес. Хочет, например, Олег Хусаенов делать авто в Беларуси — пожалуйста, никто ему не мешает. Когда же такие вопросы начинает решать государство — ничего хорошего из этого, как правило, не получается. Власти сделали ставку на дешевые китайские авто, и какие-то покупатели на них нашлись, но немного. Белорусы все равно предпочитают другие модели — европейские и японские», — рассказывает экономист Леонид Заико.

«Лукашенко очень хотел создать «народный автомобиль». По большому счету, неважно какой. Выбор пал на китайские авто, потому что китайцы готовы были выделить на это дело связанный кредит. Китайская кредитная линия предполагает производство на китайские деньги китайских авто по китайским технологиям. В результате у нас появился Geely, и никакого «народного автомобиля» из него, конечно, не получилось», — рассказывает руководитель Центра Мизеса, экономист Ярослав Романчук.

По мнению экспертов, на фоне низкого спроса на китайские автомобили строительство нового производства на 120 тысяч машин обречено на провал. И за этот провал мы заплатим из собственных карманов.

«Если в 2013—2014 годах, когда еще была позитивная конъюнктура, не удавалось продать 10 тысяч машин в год, то сейчас при таком кризисе, ни о каких 120 тысячах в год не может быть и речи. Столько машин производить в Беларуси ни в коем случае нельзя», — уверен Леонид Заико.

Руководитель Центра Мизеса также убежден, что продать 120 тысяч автомобилей в год нереальная задача.

«Белорусский рынок очень маленький — ему столько машин в год не нужно в принципе. Что касаемо российского рынка — пока не понятно, насколько успешно и быстро произойдет сертификация нового завода и получения документов, которые позволят продавать наши машины на рынки России. У России есть свой автопром и он, конечно, будет защищать свой рынок. Поэтому велика вероятность появления новых ограничений, которые могут затруднить продажи наших авто на российском рынке. И судя по тому, что Россия в ВТО имеет определенные договоренности по этому сегменту рынка, Беларуси, не будучи членом ВТО, сложно будет договариваться о неких схемах, которые могли бы потеснить местных производителей. В результате производство очень быстро упадет до нескольких десятков тысяч авто, а потом еще ниже. Но власти это мало беспокоит — в ментальности нашего руководства произвести и посмотреть, что будет. Ведь есть дешевый китайский кредит, возвращать который надо только через 10—15 лет. Произведем и посмотрим, что будет — а вдруг произойдет чудо и их купят», — считает Ярослав Романчук.

За провал же проекта народного автомобиля придется расплачиваться простым белорусам.

«Завод «Белджи» строится за китайский кредит в $250 млн под гарантии белорусского правительства. То есть, если авто не будут покупаться, то возвращать деньги будут белорусские налогоплательщики», — уверен экономист.

«Что для нас $250 млн — копейки! Мы сейчас отдали более $700 млн долга за газ, потом у МВФ кредит возьмем и будем отдавать с процентами. Так что не переживайте, $250 млн — ерунда на фоне остальных наших проблем», — иронизирует Леонид Заико.