TOP

Падение белорусской экономики прогнозируют все, кроме правительства

По мнению аналитиков Всемирного банка, 2017 год мы закончим в минусе — ВВП снизится на 0,4%. Причины: структурные недостатки экономической модели и сокращение внутреннего спроса. 

Прогноз Всемирного банка — самый оптимистичный, считает старший аналитик компании «Альпари» Вадим Иосуб.

— Что означает этот прогноз?

— Может быть, не все обратили внимание, но Всемирный банк улучшил свой последний прогноз. Еще недавно они говорили о снижении ВВП на 0,5%, а в прошлом году вообще ожидали падения на 1%. Сейчас прогнозируют -0,4%. Поэтому, на самом деле, это, скорее, положительная новость, чем отрицательная.

— А вот белорусское правительство по итогам года ожидает рост на 1,7%.

— А согласно отчетам за первый квартал, ВВП вырос на 0,3%. По моему мнению, это объясняется низкой базой — год назад экономика падала быстрее, чем в этом году, отсюда и рост. Но никакой гарантии, что по итогам года будет рост, статистика первого квартала не дает.

— Но в 2016 году мы и во втором квартале, и во втором полугодии не очень росли. Поэтому база и останется низкой.

— Тем не менее у международных финансовых организаций по поводу глубины нашего падения в 2017 году сложился консенсус. Например, Европейский банк реконструкции и развития озвучил свой прогноз на прошлой неделе. Там тоже ожидают, что экономика Беларуси упадет. Если посмотреть на все прогнозы: МВФ — -0,8%, ЕБРР — -0,5%, Евразийский банк развития — -0,5%, Всемирный банк — -0,4%, то прогноз Всемирного банка — самый оптимистичный.

— Структурные недостатки белорусской экономики сейчас обсуждать не будем, об этом можно рассуждать бесконечно. А почему падает внутренний спрос?

— В прошлом десятилетии внутренний спрос был главным драйвером экономического роста. Но в то же время он был главной причиной рекордной инфляции и периодических девальваций. Сейчас денежно-кредитная политика направлена на то, чтобы искусственно не надувать зарплаты. В то же время, идет сокращение инвестиций.

— То есть, проводя вдумчивую денежно-кредитную политику, Нацбанк играет против роста экономики?

— Есть такое понятие «качество роста». То есть одно дело — растет экономика или падает, а другое — за счет чего она растет. За счет внутреннего спроса обеспечивается неустойчивый рост экономики, когда за высоким ВВП скрывался неизбежный обвал рубля. Думаю, хорошо, что мы от этого отошли. Лучше иметь стабильный финансовый рынок, стабильный курс валюты и инфляцию, которая снижается.

— Также эксперты Всемирного банка говорят, что финансовая помощь России будет иметь лишь временный эффект. Но мы договорились по поставкам нефти вплоть до конца десятилетия!

— Выгода от переработки российской нефти с каждым годом будет падать. Россия продолжает проводить налоговый маневр, который означает снижение экспортной пошлины с одновременным введением налога на добычу полезных ископаемых и который включается во входную стоимость нефти. То есть и маржа нефтепереработчиков сокращается, и поступления от экспортных пошлин в бюджет.

— Эксперты ЕБРР отмечают, что на 1 марта 2017 года в белорусской банковской системе 13,3% кредитов — проблемные. Это много?

— Это проблема, но о реальном размере этих кредитов судить довольно сложно. С одной стороны, доля «плохих» кредитов с конца прошлого года даже сократилась. Но за счет чего? Проблемные кредиты передавались с баланса банков на баланс Банка развития, который формально банком не является, и на баланс специального агентства по управлению инвестициями. То есть «плохие» кредиты никуда не делись. Их просто исключили из банковской системы. А есть и другие способы «прятать» проблемные кредиты: например, рефинансировать предприятие, которое уже не может возвращать свои долги.

Павел Свердлов, «Еврорадио»