• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

О правомочности Всебелорусского народного собрания

После подавления массовых протестов идея проведения Всебелорусского народного собрания становится знаковым событием. Сейчас идет процесс выдвижения делегатов на местах. Однако до сих пор остаются без внятного ответа вопросы о необходимости и правомочности этого форума, в котором должно принять участие 2700 человек.

Зачем он нужен?

26 декабря на совещании по подготовке Всебелорусского народного собрания (далее — ВНС) Александр Лукашенко заявил, что на этом собрании надо «… откровенно сказать о том, чего достигли, что не получилось и почему». Ранее, 7 декабря, А.Лукашенко, говоря о роли ВНС, предлагал сделать его конституционным органом, который мог бы принимать решения по основным вопросам развития страны. При этом делегаты ВНС могли сохранять свои полномочия в течение пяти лет.

Михаил Пастухов

Михаил Пастухов

Неопределенность повестки дня ВНС и его возможного статуса породили широкий спектр мнений белорусских политологов. Вот некоторые из них. По мнению Андрея Елисеева, директора Варшавского центра ЕАST, ориентированного на исследования постсоветского и восточноевропейского пространства, Всебелорусское народное собрание может быть прописано в Конституции как орган, определяющий основные направления внутренней и внешней политики, а его президиум — как руководящий орган. Тогда А.Лукашенко может получить еще одну должность — председателя ВНС. Похожего мнения придерживается Денис Мельянцов, который не исключает трансформации ВНС в «надстройку» над нынешним парламентом.

Руководитель аналитических проектов информационной компании БелаПАН Александр Класковский считает, что А.Лукашенко, как приверженец ритуалов советского образца, решил провести очередной форум, призванный продемонстрировать его уверенность в ситуации и право досидеть до конца пятилетней каденции. По мнению Валерия Карбалевича, проведение ВНС должно показать, что в Беларуси все в порядке и ничего необычного не происходит.

Я также полагаю, что А.Лукашенко с помощью ВНС стремится объединить номенклатуру как основу своей власти, наметить какие-то планы развития страны, получить поддержку своего курса.

Что такое ВНС?

В действующей Конституции не упоминается такой орган власти. Правда, в статье 37, закрепляющей право граждан участвовать в решении государственных дел, говорится о возможности обсуждения вопросов государственной и общественной жизни на республиканских и местных собраниях «…в порядке, установленном законодательством».

В развитие этой нормы 12 июля 2000 г. новым парламентом страны был принят закон «О республиканских и местных собраниях». До этого 19-20 октября 1996 г., накануне известного референдума, было проведено первое ВНС.

Последующие ВНС проводились со ссылкой на вышеуказанный закон. Позднее, в ноябре 2013 г., закон был принят в новой редакции.

Республиканские собрания созываются «по мере необходимости» по инициативе президента. Решения принимаются простым большинством голосов его участников и оформляются резолюцией, которая направляется президенту.

На мой взгляд, данный закон следует признать неконституционным по следующим причинам.

Во-первых, президент при назначении ВНС выходит за рамки своих полномочий. Во-вторых, республиканское собрание уподобляется государственному органу, который призван содействовать президенту в проведении его политики. В-третьих, порядок финансирования «собрания» предполагает использование внебюджетных средств, что образует признаки коррупционных преступлений. В-четвертых, процедура избрания делегатов носит тенденциозный характер. В-пятых, делегаты не уполномочены определять повестку дня, предлагать свои решения и влиять на их принятие.

В чем особенность предстоящего ВНС?

По мнению политолога Павла Усова, целью этого собрания является подтверждение легитимности А.Лукашенко как главы государства, а также демонстрация поддержки его политики. Он также не исключает, что ВНС может быть придан статус некого государственного органа.

Показательно, что при выдвижении делегатов ВНС практически не соблюдаются принципы открытости, добровольности и гласности (ст.4 Закона). В качестве делегатов от регионов выдвигаются, как правило, депутаты местных Советов, активисты провластных организаций и члены избирательных комиссий.

Еще одной особенностью предстоящего ВНС является то, что он проводится на фоне массового недовольства политикой нынешней власти. Объявленные итоги президентских выборов вызвали большие сомнения и последующие протесты общественности.

Ряд белорусских политиков предлагают принять какие-то меры в качестве альтернативы ВНС. Так, Владимир Мацкевич выступает за созыв учредительного собрания, штаб Светланы Тихановской — народного схода, Валерий Цепкало — Белорусского демократического форума. Павел Латушко расценил предстоящее «собрание» как попытку захвата власти неконституционным путем и предостерег будущих делегатов ВНС об ответственности за участие в этом мероприятии.

В данной ситуации мне представляется более оправданной позиция председателя Белорусской социал-демократической партии Игоря Борисова. Он считает, что не следует ввязываться «…в соперничество вокруг Всебелорусского народного собрания, потому что оно полностью неконституционно». По его мнению, реагирование на это провластное мероприятие будет означать признание его легитимности.

Я также считаю, что Всебелорусское народное собрание является бутафорским образованием, выполняющим роль подпорки действующей власти. Весьма вероятно, что будет предложено наделить ВНС дополнительными полномочиями и сделать новым органом власти. Для этого потребуется внести поправки в Конституцию, что, в свою очередь, предполагает проведение республиканского референдума.

Такая многоходовая и длительная процедура «конституционной реформы» вполне отвечает интересам действующей власти. При некоторой перегруппировке полномочий и прочих поправках все сохранится. Это будет означать повторение казахского варианта транзита власти.

Однако человек предполагает, а Бог располагает. Время покажет, какой окажется конституционная реформа в Беларуси.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор