TOP

Поцелуй политической смерти

На фоне конфликта официального Минска с Западом, международной изоляции белорусского режима резко актуализировался вопрос о проведении Чемпионата мира по хоккею, который должен был пройти с 21 мая по 6 июня 2021 года в Беларуси и Латвии.

Шайба в свои ворота

С одной стороны, европейская общественность, хоккейные федерации ряда стран требовали перенести соревнование из страны, в которой постоянно происходят уличные протесты и осуществляются массовые политические репрессии. Но эти призывы наталкивались на сопротивление со стороны Международной федерации хоккея (IIHF) и ее президента Рене Фазеля. Кроме постулата, что спорт вне политики, важным аргументом хоккейных чиновников является чисто практический вопрос. Времени до чемпионата осталось мало, перенос его в другую страну чреват рядом проблем. Надо успеть подготовить хоккейные арены, а для этого нужны деньги. Очевидно, что перенос чемпионата из Минска в другую страну грозит IIHF немалыми финансовыми потерями. Кто их будет компенсировать?

Визит президента Международной федерации хоккея Рене Фазеля в Беларусь 11 января стал последней отчаянной попыткой спасти ситуацию, избежать трудного решения о выборе нового места проведения чемпионата. Глава IIHF хотел получить от Лукашенко какие-то обещания и гарантии, в том числе политические. Попытка, прямо скажем, с самого начала выглядела авантюрной.

Для Лукашенко вопрос об отмене проведения чемпионата мира в Минске является очень болезненным. Он всегда уделял большое внимание спорту как важному политическому фактору. С его помощью он стремился улучшить международный имидж Беларуси.

А сегодня, оказавшись в международной изоляции, этот вопрос вырос в цене. Особенно после того, как Международный олимпийский комитет принял решение отстранить членов исполкома Национального олимпийского комитета Беларуси во главе с Лукашенко от Олимпийских игр и других мероприятий организации.

Для белорусских властей проведение Чемпионата мира по хоккею в Минске в этом году стало бы убедительным доказательством того, что политическая ситуация в стране вернулась к норме, власти взяли ее под полный контроль. Это улучшило бы международную репутацию страны.

Поскольку Запад не признает Лукашенко президентом Беларуси, то для него лично теперь чрезвычайно важен любой контакт с представителями западного сообщества, международных организаций. Как доказательство того, что несмотря на формальное непризнание, в реальности им все равно приходится иметь дело с ним как фактическим руководителем государства. В октябре госсекретарь США Майк Помпео позвонил Лукашенко, хотя Соединённые Штаты официально не признали итоги президентских выборов в Беларуси. В декабре Лукашенко принял спецпосланника папы римского, был урегулирован вопрос о возвращении в страну главы католической церкви Беларуси архиепископа Тадеуша Кондрусевича.

Поэтому теперешний визит в Минск президента IIHF Рене Фазеля белорусские власти посчитали определенной дипломатической удачей и решили максимально использовать.

Из интервью и комментариев главы Международной федерации хоккея после визита следует, что он прибыл в Минск не только с инспекционным визитом (чтобы проверить техническую готовность хоккейных арен к чемпионату мира), но и с политическими условиями. Фактически он предъявил Лукашенко ультиматум. Дескать, если вы хотите провести Чемпионат мира по хоккею, вы должны согласиться на «открытый и конструктивный диалог с оппозицией».

Самое странное, что, по версии Фазеля, Лукашенко с этим согласился. Более того, глава IIHF проинформировал, что якобы сам белорусский лидер заявил о намерении изменить Конституцию и «готов провести новые выборы». Надо понимать, президентские.

Именно в контексте этих обещаний следует рассматривать заявление Лукашенко на следующий день после встречи с Фазелем во время церемонии награждения «За духовное возрождение»: «Мы готовы разговаривать с любыми честными людьми. В том числе и с оппозицией. Но не с предателями. Мы готовы вести диалог с любой оппозицией (вы это видели и знаете) по любым вопросам, начиная от конституционных изменений и заканчивая будущим нашей Беларуси».

Второй момент. По словам Рене Фазеля, белорусские власти согласились сотрудничать с IIHF в расследовании дела председателя федерации хоккея Беларуси Дмитрия Баскова, который подозревается в причастности к политическим репрессиям.

Судя по всему, Рене Фазель не удовлетворился словесными обещаниями, а хотел иметь документ, который можно было бы представить в совет IIHF. И Лукашенко пообещал. Глава Международной федерации хоккея сказал: «Мы ожидаем в ближайшее время получить план действий правительства Беларуси, касающийся конкретных требований IIHF, которые были представлены в Минске. Это ключевые вопросы, затрагивающие оперативные и социально-политические моменты, связанные с чемпионатом мира, и мы не сможем продвинуться вперед, если эти меры не будут инициированы в ближайшее время».

Понятно, что Лукашенко не собирается вступать в серьезные переговоры с оппозицией. Даже ради проведения чемпионата мира. Для него главным было — пообещать. Так и Путину он тоже обещал.

Расчет белорусских властей делался на то, что решение о проведении чемпионата мира по хоккею в 2021 году предполагалось принять на заседании совета IIHF 25-26 января. К этому времени необходимо было продемонстрировать готовность к компромиссу по всем вопросам. И если бы на этом заседании совет IIHF высказался в пользу Минска, то все обещания можно было бы потом спустить на тормозах. Ведь изменить решение федерации и перенести соревнования в другую страну оказалось бы слишком поздно, технически невозможно. Отсюда такие противоречивые заявления Лукашенко: дескать, он готов разговаривать с оппозицией, «но не с предателями».

Может быть, режиму Лукашенко и удалось бы всех перехитрить, выторговать проведение чемпионата в Минске. Но не хватило тонкости. В стремлении получить все и сразу, белорусские власти переусердствовали, сыграли грубо. В итоге визит Рене Фазеля закончился скандалом. Его просто подставили.

Как сообщил один из членов делегации IIHF, белорусские власти обещали, что фото и телерепортажи о встрече главы IIHF с Лукашенко не будут обнародованы. Но обещание не исполнили. Официальный Минск решил в полной мере использовать этот визит в своих пропагандистских целях. В итоге фото и телекартинки Рене Фазеля, обнимающегося с Александром Лукашенко, а также с одиозным Дмитрием Басковым, появились сначала в белорусских государственных СМИ, а потом и в европейских медиа. И вызвали взрыв возмущения тамошней общественности.

В итоге главе Международной федерации хоккея пришлось извиняться и оправдываться. Теплая встреча с Лукашенко стала для Фазеля поцелуем политической смерти. Тон его последних интервью и заявлений заметно поменялся, президент IIHF стал высказывать большие сомнения по поводу возможности проведения чемпионата в Минске. И заседание совета федерации было срочно перенесено на 18 января. В итоге было решено лишить Беларусь права проведения чемпионата мира.

Таким образом, вся эта хоккейная история закончилась самострелом белорусских властей. Что в последнее время случается часто. Лукашенко забил шайбу в свои ворота.

Концлагерь в центре Европы

Тем временем, в белорусском информационном пространстве появилось очередное подметное письмо. Точнее, аудиозапись выступления человека, голос которого напоминает голос нынешнего заместителя министра внутренних дел полковника Николая Карпенкова.

Выступающий рассказывает о содержании совещания у Лукашенко, состоявшегося в конце октября. Можно предположить, что он передает смысл его указаний своими словами.

Чтобы нанести больший урон живой силе противника, то есть протестующим белорусам, в России было закуплено 100 пистолетов Ярыгина. Из слов докладчика, это оружие травматическое, но мало отличается от боевого. Напомню, что российские официальные лица критиковали белорусские власти за «чрезмерное применение силы». А теперь выясняется, что в то же время Россия поставила белорусским силовикам такое опасное оружие. Поэтому все подобные заявления российских официальных лиц выглядят немного лицемерными.

Выступающий передает указание не жалеть протестующих граждан: «Либо покалечить, либо изувечить, либо убить. Применять оружие ему прямо в лоб, прямо в лоб, прямо в лицо, прямо туда, после чего он уже никогда, получается, не вернется в то состояние, в котором он… Ну, откачают, так откачают. Не будет у него половины головного мозга, ну, туда ему и дорога».

Силовикам предоставляется полный карт-бланш на расправу, потому что «главой государства мы прикрытые со всех сторон в плане применения оружия».

Не должно быть никаких оглядок на международную реакцию, репутацию страны в мире. Теперь все это отброшено. Выступающий говорит: «Пришло другое время. Время, получается, жестких действий с оглядкой на, скажем так, политические моменты, так как мы, получается, страна, которая интегрирована в мировое сообщество, и обязана соблюдать ряд определенных действий для того, чтобы мы не выглядели как изгои — вот это время, оно закончилось. Наступило другое время, и это время, получается, требует более молодых, более решительных людей, которые через себя переступили».

Можно предположить, что голос на записи пересказывает мнение Лукашенко, ведь полковник милиции вряд ли задумывается о подобных политических вещах. Но знаменательно, что режим делает ставку на людей в силовых структурах, «которые через себя переступили». Что это значит, легко догадаться по количеству избитых и покалеченных.

Также из записи выяснилось, что на совещании у Лукашенко в конце октября речь шла о создании концлагеря. Вот как этот сюжет выглядит в рассказе человека, голос которого похож на голос Николая Карпенкова: «Создается база данных. В этой базе данных, кто попал второй раз, тот должен там и остаться. Сказано разработать, сделать лагерь, сделать лагерь, ну не для военнопленных, не для интернированных даже, а лагерь для особо острокопытных, такой для отселения. И поставить колючую проволоку, получается, по периметру. Два помещения сделать: топка — этаж, кормили — этаж, чтобы работали. Но там их держать, пока все не успокоится».

Этот лагерь планируется создать на базе исправительной колонии № 22 в Ивацевичах. Сравнение с военнопленными не случайно. Фактически власти рассматривают борьбу с народным протестом как войну. А у войны другие правила, чем во время социально-политического конфликта.

В МВД запись назвали фейком. И все же концентрационный лагерь в центре Европы может стать новой белорусской реальностью. Всадники Апокалипсиса — это логическое завершение правления Лукашенко.

Валерий Карбалевич