• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Краткая история «зачисток» нашего Бизнеса

Угроза Лукашенко «вырезать каленым железом» нелояльный к власти частный бизнес, похоже, приводится в действие. Список попавших «под каток» бизнесменов с каждым месяцем растет и охватывает все новые отрасли.

Газета «Белорусы и рынок» сравнили нынешнюю ситуацию с разгромами первых частных фирм и поинтересовались, кто и за что оказался в немилости у властей сегодня.

«…Надо понимать: в бизнесе и производстве одни законы и порядки, а в политике — иные законы. Вас могут здесь исполосовать ни за что», — заявил Лукашенко, напомнив про «границу», переходить которую во время его 26-летнего правления бизнесу не позволялось. Кто пытался это сделать, на того неуклонно обрушивалась вся карательная мощь государства — ломая бизнес, личную жизнь и жизнь окружающих. Бизнесменам, получившим «черную метку», в лучшем случае грозила выплата серьезных откупных или эмиграция, в худшем — реальные сроки, после которых большинство из них уже не смогли продолжить предпринимательскую деятельность.

От «Пуше» до массовой эмиграции 2000-х

Сегодня это выглядит символично, а более двадцати лет назад одной из первых попавших «под каток» новых властей бизнес-­структур оказался… нынешний Белгазпромбанк. Тогда он назывался Банк «Олимп» и входил в состав первого и последнего, пожалуй, по-настоящему олигархического образования в истории современной Беларуси — холдинга «Пуше».

Самое мощное коммерческое предприятие Беларуси в первой половине 90-х создали Александр Пупейко, Анатолий Шентак и их партнеры. Они сделали начальный капитал в двух самых прибыльных в то время сферах — в торговле софтом и автомобилями. Кроме торговых бизнесов и «Олимпа», в структуру холдинга входили также страховая компания «Пуше-СК», агрохолдинг «Пуше-Агро», инвестиционная фирма «Пуше-инвест». Владельцы «Пуше» были крупными акционерами Белагропромбанка. Холдинг заключил дистрибуторские контракты с Philips и Whirlpool, строил коттеджный поселок под Минском, начинал создавать сеть продовольственных магазинов и готовился к запуску автосборочного завода Skoda в Дзержинском районе. В 1996 году (уже в условиях давления и уголовных дел) поступления от бизнеса «Пуше» обеспечивали около 13 % доходов государственного бюджета. На пике расцвета в его компаниях трудилось около 5 тыс. сотрудников.

Но не прошло и месяца после президентских выборов, и Лукашенко занялся «Пуше», которое ранее отказалось финансировать его избирательную кампанию.

«Предложения финансировать кампанию Лукашенко действительно поступали, через Булахова и Гончара. Причем в ультимативной форме. Когда на меня давят, я отвечаю грубостью. Это, так сказать, видимый уровень. А невидимый — Лукашенко не нравятся самостоятельные фигуры, да еще имеющие собственность», — назвал бывший совладелец «Пуше» две главные причины, которые привели к разгрому его бизнеса.

Александр Пупейко решился тогда пойти на конфронтацию и продержался еще полтора года. Постоянные проверки, штрафы и ограничения доступа к ресурсам привели к росту долгов и неплатежам его компаний

После этого Александр Пупейко вместе с семьей уехал сначала в Украину, а потом в Германию, откуда еще пытался спасти разваливающийся под грузом долговых обязательств холдинг. Но сделать это не удалось. Александра Пупейко власти обвинили в хищениях в особо крупных размерах и невозврате кредитов. Часть имущества «Пуше» была изъята в пользу Управления делами президента Беларуси. Процесс ликвидации бизнеса затянулся на несколько лет — головная компания холдинга юридически прекратила существование только в 2004 году. В настоящее время глава кампании живет в Евросоюзе и продолжает заниматься бизнесом, но уже иного масштаба.

Александр Пупейко — самый яркий пример первой волны бизнес-эмиграции, в которую тогда уехали несколько сотен человек. Другие известные фигуры 90-х, которые вынуждены были покинуть страну из-за репрессий пришедших к власти сторонников Лукашенко: первый долларовый миллионер Владимир Эфрон, бывший секретарь Минского обкома КПБ, владелец крупной компании «БелМена» Анатолий Лашкевич, инвестор Шаткин, золотодобытчик Волк, банкиры Маркевич, Круговой и Колодовский, автодилер Новик, бывший владелец «Динамо-Минск» Евгений Хвастович. Уехал в это время из Беларуси, где до 1995 года работал в частном АКБ «Беларусбанк», будущий акционер «Уралхима» и «Уралкалия» Дмит­рий Мазепин.

Вторая чистка «непатриотов»

В среде белорусского бизнеса она прошла после выборов 2001 года.

На этот раз все подчищалось не точечно, как во второй половине 90-х, а системно — через штрафы налоговых инспекций, претензии контролеров, изъятия таможенниками. Действие «каленого железа» испытал на себе не только крупный, но и средний и малый бизнес. И власти добились того, чего хотели: зачистка начала 2000-х отложилась в коллективной памяти белорусского бизнеса и вплоть до весны 2020 года сдерживала его, по крайней мере от публичного выражения нелояльности.

Реакцией тех, кто не готов был мириться с происходящим в стране, стала массовая эмиграция и формирование в пограничных Смоленской и Брянской областях анклавов компаний с белорусским капиталом. Много белорусов в это время переехало и начало бизнес в Украине. Некоторые перенесли основную деятельность в соседние страны, оставив на родине нестратегические активы.

Среди известных фигур, которые в том числе в состоянии депрессии и в условиях реакции в отношении деловых людей, сочли, что целесообразнее заняться бизнесом за ее пределами, — нефтяник Шумский, зерноторговец Пинкевич, семьи Луценко и Хотиных, будущий инвестор в «ё-авто» Бирюков.

В этом периоде попал «под каток» белорусских правоохранителей Александр Сманцер — один из ярчайших представителей белорусского бизнеса, по уровню сопоставимый с Александром Пупейко. Сманцер был задержан, осужден, а после освобождения уехал на постоянное место жительства в Украину.

В начале 2000-х покинули страну Сергей Литвин и Владимир Василько. Сегодня они пребывают в особом статусе: в Беларуси этим бизнесменам из первой двадцатки принадлежат крупнейший ретейлер, один из самых значимых производителей алкоголя и другие активы, но въезд на ее территорию с тех пор заказан. Сначала владельцы «Евроопта» осели в Польше, потом переехали в Литву, а сейчас проживают в Монако.

Новые «дела»?

«Мы в спокойном режиме найдем каждого. Современные средства позволяют это делать, что мы, кстати, и делаем. И каждый ответит за свои деяния» — это заявление Лукашенко, сделанное им в октябре прошлого года, относится и к «потерявшему страх» бизнесу.

Зачистка бизнеса началась еще в ходе предвыборной кампании, потом продолжилась в ходе протестов и начала нарастать с начала 2021 года после их некоторой локализации. Среди объектов зачистки — представители почти всех отраслей. И, несмотря на официальные обвинения, которые, как правило, относятся к экономическим правонарушениям, практически во всех громких делах наличествуют следы так называемого непатриотизма.

Так, по «делу Белгазпромбанка» и связанным с ним производствам вместе с Виктором Бабарико, его сыном Эдуардом сегодня проходят более десяти теперь уже бывших топ-менеджеров Белгазпромбанка, а также владельцы крупных лизинговых компаний.

Под «раздачу» попали и другие известные в стране бизнесмены: например, совладелец рекламного агентства Vondel/Hepta, kyky.org и The Village Belarus Александр Василевич признан политзаключенным.

Сосредоточив основные усилия на подавлении самых активных социальных групп населения, власти точечно послали предупредительные сигналы бизнесу еще в нескольких отраслях. Посыл примерно таков: «Не высовывайтесь, надо будет — найдем за что наказать!»