TOP

Спад на фоне пандемии и репрессий: что происходит с белорусской экономикой

Плачевное состояние экономики Беларуси связано с пессимистическими ожиданиями населения и бизнеса, считают экономисты. Люди опасаются усиления репрессий и вызванных ими негативных экономических мер.

Рекордный размер госдолга, стремительное сокращение золотовалютных резервов и рост дефицита бюджета — экономические показатели Беларуси в последнее время не дают повода для оптимизма. С одной стороны, они явились следствием пандемии коронавируса, затронувшей весь мир, а с другой — масштабного политического кризиса в стране и репрессий со стороны властей, ставших поводом для введения западных санкций. Что происходит с национальной экономикой и каковы прогнозы ее дальнейшего развития, DW спросила у белорусских экономистов.

Политический кризис и наследие пандемии

Золотовалютные резервы Беларуси за первый квартал этого года сократились на 529 млн долларов (7,3%), — вдобавок к тому, что в прошлом году они уменьшились на 1,9 млрд долларов (20,5%). Кроме того, страна накопила рекордный внешний долг — более 40 млрд долларов, а дефицит бюджета продолжает расти и за январь-февраль достиг 1,3 млрд рублей.

Причинами того, что экономика Беларуси сейчас находится в столь плачевном состоянии, директор Центра экономических исследований BEROC Катерина Борнукова называет политический кризис, и отчасти — влияние пандемии коронавируса. «Целый ряд предприятий находится в плохом финансовом положении — это видно по сбору налога на прибыль. Можно предположить, что многие экспортируют себе в убыток или с небольшой прибылью, что отражается на бюджете, который, к тому же, вынужден тратить больше на здравоохранение», — поясняет Борнукова.

Большой госдолг был накоплен у Беларуси уже давно. «Проблема в том, что он у нас внешний и в валюте, и выплачиваем мы его за счет золотовалютных запасов. Не помогает даже хороший экспорт и положительное сальдо торгового баланса, ведь население продолжает покупать валюту, хотя в 2018-2019 годах люди ее продавали, пополняя тем самым резервы», — говорит экономист. Активная покупка жителями Беларуси валюты, по ее словам, — это отражение политического кризиса и растущего недоверия к рублю.

Плохие симптомы — недоверие и неопределенность

То, что сейчас происходит с экономикой Беларуси, можно охарактеризовать двумя словами: недоверие и неопределенность, говорит Борнукова. «Это выражается в том, что потребители меньше потребляют, а производители меньше инвестируют. И результат этого отражается в данных: реальные доходы, вроде бы, растут, как и экспорт, а розничный товарооборот и инвестиции — нет». Для банковской системы, по словам экономиста, отсутствие доверия означает, что те депозиты, которые население отозвало из банков, в ближайшее время не вернутся.

О недоверии, неопределенности и негативных ожиданиях населения как причинах текущей экономической ситуации говорит и директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик. Он основывается на данных ежемесячного мониторинга бизнес-настроений Исследовательского центра ИПМ и оценках мнений аудитории телеграм-канала Кастрычницкого (Октябрьского) экономического форума.

«Неопределенность является ключевым препятствием для инвестиций. Это видно не только из мониторинга бизнес-настроений, но и из макроэкономических данных: из-за негативных ожиданий инвестиционная активность в прошлом году сильно сократилась, в четвертом квартале и вовсе упала на 17,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (по данным национальных счетов). Этот год тоже начался падением активности инвесторов», — констатирует эксперт. О негативных ожиданиях населения свидетельствует, по его словам, и спад потребительской активности: «когда человек не уверен в будущем, он не совершает крупных покупок и придерживает деньги «на черный день».

Санкции сказываются на рефинансировании госдолга

На экономическую ситуацию в Беларуси, как отмечают независимые экономисты, также негативно влияют санкции Евросоюза и угроза введения санкций со стороны США. «Но речь идет не о макроэкономическом эффекте, его как раз нет. Дело даже не в санкциях, а в угрозе санкций и репутационных издержках. Это приводит к тому, что мы не можем рефинансировать наш огромный внешний долг на любых зарубежных рынках кроме российского», — считает Катерина Борнукова.

Александр Чубрик также отмечает, в первую очередь, репутационные последствия санкций: падение доверия у международных инвесторов и, как следствие, проблемы с поиском рынков рефинансирования: «Сейчас мы можем полагаться только на собственные ресурсы и российские деньги. А при ограниченных источниках финансирования власти время от времени вынуждены тратить деньги из резервов, и создается непростая ситуация».

Без прекращения репрессий развития экономики не будет

Аналитик провластного Белорусского института стратегических исследований (БИСИ) Катерина Речиц в колонке для БелТА, в свою очередь, отмечает позитивный официальный прогноз развития белорусской экономики и прирост ВВП в 2021 году на 1,8%.

По словам аналитика БИСИ, независимые центры, в частности, BEROC и ИПМ, которые говорят о влиянии нестабильной политической ситуации на экономику, «изобилуют поверхностными публикациями с критикой ради критики» и формируют «тревожно— депрессивный образ будущей белорусской экономики», в то время как власти пытаются стимулировать экономическую активность.

«Ключевое значение имеет доверие общества к предлагаемым моделям. Результаты реализации программы социально-экономического развития на 2021-2025 годы будут способствовать повышению доверия к белорусской экономической модели и усиливать позитивную составляющую прогнозов в отношении Беларуси», — считает Речиц.

Вместе с тем независимые экономисты сходятся во мнении, что пока ситуация с белорусской экономикой не критичная и на этот год резервов и запасов хватит. «Однако если грянет следующий кризис, то у нас уже не будет подушки безопасности, чтобы с ним справиться», — говорит Борнукова. По ее словам, текущая экономическая ситуация должна побудить власти прекратить репрессии, но пока этого не происходит.

Экономист Чубрик, говоря о будущем, указывает, что экономические агенты не знают, чего ждать, опасаясь неприятных «сюрпризов». «Одни из основных опасений людей и бизнеса — страх того, что преследования по политическим мотивам и негативные экономические меры будут усиливаться, — отмечает он. — Эти риски лежат в основе неопределенности, а любая неопределенность — это начало порочного круга, когда мы скатываемся в рецессию, хотя могли бы ее избежать».

Негативные экономические ожидания, считает Чубрик, будут сдерживать рост белорусской экономики даже на фоне неплохой ситуации в мировом масштабе. «Чтобы устранить факторы, которые лежат в основе негативных ожиданий, нужно восстанавливать нормальную коммуникацию с обществом и предпринимать шаги, которые убедят людей и бизнес в том, что риски уходят», — резюмирует экономист.