TOP

СПОРЮ НА БОРОДУ! Пять банальных идей для Года исторической памяти

Фото носит иллюстративный характер. Изображение: Depositphotos

О том, как проведут этот год бойцы идеологического фронта, я, если честно, догадываюсь. Готов поспорить на свою эспаньолку (которой очень горжусь), что как минимум правильных слов и призывов хватит….

Но хоть и будучи беглым мерзавцем, я хочу внести свой посильный вклад в укрепление сейсмической устойчивости нашего островка стабильности. Вот пять не шибко оригинальных идей, которые уместно воплотить в Год исторической памяти.

  • Госпрограмма с рабочим названием «Знаменитые выходцы из Беларуси». О том, что уроженцы из наших деревень и местечек не раз выбивались из грязи в князи, просвещенной публике давно известно. Но увы – пока только ей.

Счет имен и невероятных историй идет на сотни. Самый поразительный пример – это, конечно, плеяда повстанцев 1863 года. Парни волей случая оказались в местах, весьма отдаленных – и совершили в сибирской глуши массу потрясающих научных открытий.

Но есть и куча более попсовых примеров – про лифчики, тачки, Голливуд…

Есть примеры и другого плана. Не думаю, что в Чаусах каждая продавщица знает про своего земляка Иосифа Гусаковского. Это легендарный танковый командир, до войны лишь чудом избежавший репрессий.

Сознание человека, который знает, что по его улочке (пусть себе, она сегодня и выглядит уныло – или, еще хуже, по-агрогламурному празднично) когда-то ходили выдающиеся люди, просто не может не измениться. Во-первых, этой улочкой он будет гордиться. А во-вторых – отличный мотивирующий пример.

Поэтому наверняка в Год исторической памяти появятся и качественные фильмы, и монументальные произведения (конечно, не нафталиновый соцреализм, а что-нибудь актуальное), и книги, и масса креативных инициатив «на местах».

Хочется верить, грядет и долгожданное приведение топонимики в соответствие со здравым смыслом…   Ну правда ведь – очень странно, что даже в Новогрудке до сих пор нет улицы Бориса Кита. А еще мы боремся за почетный статус страны передовых технологий!

  • Инициатива на местах здесь вообще очень важна. Наверное, ячейки БРСМ по всей стране уже готовятся к республиканской акции, цель которой – превратить исторические места (те, которые ближе к дому или региональному офису) в объекты памяти.

Сами объекты могут быть разными – это и овеянный легендами курган, и усыпальница на старом кладбище, и руины церквушки… И, опять же, места, связанные с главным для нашей памяти событием. Помнится, друзья мне показывали доты Полоцкого УРа с отметинами от осколков: бои там в 41-ом шли лютые. Проникаешь внутрь сквозь узкую бронированную дверь – и видишь столько всякого мусора…

Здесь важно отметить: для превращения какого-то места в объект памяти совсем необязательно закатывать его в плиточку или возводить там дикие новоделы – как это порой у нас случается на археологических объектах в городах.

Можно просто пробить туда дорогу – чтобы по ней можно было пройти хотя бы в кроссовках – и немного облагородить само место, ничего там не уничтожая. Напомню, что данные работы не требуют разрешения даже в том случае, если проводятся на объектах, имеющих официальный статус историко-культурной ценности.

А еще обязательно установить там информационные щиты – красочные и информативные.  Ну и убрать мусор, разумеется.

Согласитесь, это прекрасный способ как развития туризма, так и мобилизации энергии молодежи под стягом созидания (конечно, добровольно).

Ну да, впрочем, кому это я говорю? Актив БРСМ у нас велик и полон инициатив. Думаю, у него и без моей подсказки получится воплотить посыл в жизнь.

  • Но на всякий случай внесу сюда и следующий пункт: проектная поддержка всех общественных инициатив по возрождению исторической памяти. У нас их до недавнего времени было довольно много. Причем на этом поприще «разрешенные» активисты почему-то не особо светились – видно, из-за их скромности. Куда более приметными были отдельно взятые энтузиасты. Скажем, Анна Булда, которая бросила привычную жизнь и создала общественный фонд по спасению знаменитой усадьбы Хрептовичей в Щорсах. Совсем недавно его, кстати, ликвидировали.

Надеюсь, компетентные инстанции в этот важный для всех нас год быстро разберутся, что никакой деструктивной деятельностью такие организации не занимались. Они будут с почестями восстановлены в правах. И более того – наконец получат гранты на свои проекты от того государства, которое наиболее в них заинтересовано.

  • Шефство над памятником. Я нисколько не сомневаюсь, что инициатива нашла живейший отклик у представителей местной (или, как у нас правильно говорят, Президентской) вертикали.

Могу вставить в эти дискуссии и свои пять копеек. Почти в каждом нашем районе есть те памятники, до которых никому нет дела. Ими даже скромно гордятся, выставляя ретушированные фото «заброшек» на официальных сайтах. А когда у чиновников спрашивают, почему эти предметы гордости так обильно поросли хмыззём, те с достоинством отвечают: мол, нет у нас средств, чтобы превратить их в Несвижский замок.

Ну так и не надо превращать! Даже руины прекрасны сами по себе. Достаточно просто привести их в более-менее нормальное санитарное состояние (грубо говоря, покосить и убрать мусор), устроить превентивную консервацию – скажем, заделать дырку в крыше, если она протекает, или даже соорудить временную крышу, если обычная уже поехала.

На это деньги из бюджета, конечно, понадобятся – но совсем небольшие. Многое можно делать «хозспособом», своей техникой и подручными материалами, без привлечения подрядных организаций. Во многом готовы помочь волонтеры – в том числе, и с профессиональным образованием.

Такие у нас есть. Главное объединить их усилия – как это вполне получается у энтузиастов, возрождающих имение все тех же Радзивилов в Полонечке. Или у небезызвестного Андруся Горвата, который взялся спасать дворец его однофамильцев в Наровле.

У них, кстати, чего-то да получается. Хотя материальных средств у энтузиастов уж точно поменьше, чем даже в самом бедном районе.

Разумеется, в Год исторической памяти эти положительные примеры будут изучены и масштабированы. Да и вообще – не стоит и сомневаться, что каждый район возьмет шефство над одним таким объектом на своей территории.

И приехав к концу этого года на прежнюю магнатскую дачку Радзивилимонты (ныне д. Красная Звезда), путники увидят там не груду заросшего строительного мусора, а романтичные руины среди старого парка, где так приятно выпить бургундского с дамой сердца.

  • Ну и в итоге можно озаботиться чистой формальностью: пополнением Списка историко-культурного наследия. А то у нас ведь как бывает: смотришь на древний храм или усадьбу – и тебе кажется, что она вполне себе памятник. Но вот де-юре это просто какое здание – или его остатки.

Давно пора эту амбивалентность исправить. Ведь официальный статус памятника – гарантия его сохранности. А вдруг после нас это здание достанется каким-то… не очень патриотам, которые захотят его снести или изуродовать до неузнаваемости?

Разумеется, в нынешней Беларуси такое попросту немыслимо и невозможно.

* * *

Что ж, написал – и почесал бороденку. Если честно, почти не сомневаюсь: мой спор проигран. Ведь Год исторической памяти – это искреннее волеизъявление наших патриотов. И они мигом докажут всю ущербность измышлений пары-тройки недобитых змагароиуд…

Так что если хотя бы два пункта из этого списка (довольно, как мне кажется, очевидного) будут воплощены в жизнь, то через год – перед тем, как традиционно поперхнуться оливье – я побегу бриться.  И прощай моя эспаньолка!

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.