TOP

Социологи: жизнь ухудшается, а поддержка режима растет

За полгода количество тех, кто склонен доверять власти, выросло. К такому выводу пришли авторы доклада «Беларусский трекер перемен».

В октябре 2021 года баланс «ярые сторонники + склонны доверять» VS «ярые противники + склонны не доверять» составлял примерно 38/62. В мае 2022 года – примерно 48/52.

Аналитики полагают, что такое произошло за счет «нейтральных» людей, которых привлекла «голубиная» риторика Лукашенко.

В Беларуси маховик репрессий не останавливается, ежедневно выносятся жестокие приговоры политическим оппонентам, страна беднеет, армия безработных увеличивается. Может ли в условиях тотального страха и обеднения вырасти число сторонников действующей власти?

Мы не стали спрашивать об этом профессиональных социологов, а адресовали вопрос действующим политикам: члену оргкомитета «Наша партия» Андрею Дмитриеву и председателю Беларусской социал-демократической Грамады Сергею Череченю.

 

Андрей Дмитриев: Количество сторонников власти на деле уменьшается

– Ситуация абсолютно понятная. Ведь мы это уже проходили в 2014 году, когда случился Крым, когда полыхнул Донбасс, когда началась российско-украинская война. Тогда цифры доверия власти тоже резко выросли.

Но уже через три года, когда приняли тунеядский декрет, граждане встретили это новшество массовыми протестами. Нечего расстраиваться из-за приведенных цифр: опрошенные просто не хотят, чтобы бомбили их дома.

Не надо забывать, что все это сложилось ситуативно. Протест не ушел, в народной памяти ничего не забыто, все помнится.

Знаете, последнее время я очень много встречаюсь с людьми, которые откровенно признавались: до 24 февраля я выступал за русский мир, я поддерживал Путина, я наделся, что Путин поможет в демократизации Беларуси… Но затем весь привычный свет перевернулся с ног на голову, наступило полное разочарование в России.

И я не встретил ни одного человека, который бы сказал: до 24 февраля ненавидел Путина, но после, когда у него возникло желание «денацифицировать Украину», зауважал и возлюбил. Ни одного!

Сторонников власти на деле не прибавилось, их число только уменьшается. Просто давайте не забывать, что все мы стали заложниками, заложниками сил, которые в разы превышают наши возможности. Мы все хотим пережить смутные времена с минимальными потерями. А для этого должны не сидеть сложа руки, а прикладывать свои усилия там, где это возможно. Недавно видел в Гомеле, как горожане устраивают акции солидарности с семьями из Украины.

В общем, цифры понятны, повода переживать из-за них не вижу. Для меня гораздо важнее другое: каждый день продолжаются задержания за политику, выносятся жестокие приговоры, нет не то что отката, но даже попытки приостановить маховик репрессий, хотя бы робкого шага к гражданскому миру. Вот это меня беспокоит: в каком состоянии находится наше общество и как ему можно помочь.

– Авторы исследования объясняют, что беларусы боятся войны, а «голубиная» (читай: миролюбивая) риторика Лукашенко привлекает новых сторонников…

– Угроза втягивания в войну зависит уже не только от Лукашенко. Конечно, его роль огромна, но ситуация поменялась. Налицо ставка на тоталитаризм, а не на гражданский мир, налицо международная изоляция страны…

Тем не менее я не хочу снимать ответственность и со всех нас. Важны любые действия за мир, любые действия, которые расширяют пространство солидарности и взаимопомощи друг другу. У Лукашенко своя ответственность, у нас – своя.

– А с точки зрения социологии вообще корректно спрашивать у оставшихся в стране, погруженной во мрак репрессий и обнищания, о доверии к власти?

– Я беседовал с разными социологами, в принципе, они говорят, что такой вопрос допустим.

Но разве страну скоро ждут какие-то выборы?

Я убежден, что проведи в 1988 году в Польше аналогичное социсследование, наибольшим доверием пользовался бы Ярузельский. Просто уверен: перед падением социалистических режимов соцопросы показали бы максимальное доверие к правящим режимам.

Просто надо понимать, в какой ситуации мы оказались. Цифры не мешают, они важны, но ориентироваться следует на внутреннее чувство справедливости, на чувство опасности-безопасности: беларусов нужно сберечь.

 

Сергей Черечень: Мы только отдаляемся от перемен

– Действительно, такая тенденция наблюдается. И вертикаль, и пропаганда пытаются представить ситуацию следующим образом: не удержись Лукашенко в 2020 году у руля, к власти пришли бы проевропейские кандидаты и тогда – Россия сюда войной… Как в Украине.

А последствия западных санкций, которыми сейчас обложена страна, ощутил на себе каждый беларус: подорожало все, мы каждый день отказываемся от привычных товаров и услуг.

Получается такая схема: есть внешний враг (тот же Евросоюз и США, которые вводят санкции), которому Лукашенко противостоит. Как известно, враг моего врага – мой друг. Лукашенко является врагом врага, который хочет экономически задушить страну.

Многие бизнесмены очень сильно разочарованы действиями Евросоюза и США: невозможно совершить ни один платеж в валюте – и это обстоятельство активно влияет на сознание людей. Все, что строили до сих пор, пошло насмарку, мы из партнеров превращаемся в людей, с которыми компромисс не найти.

Последние 3-4 недели не удается совершить ни один платеж в долларах США, в ближайший месяц ждет повторение ситуации с евро. Уже сейчас существует лимит на 700 переводов в евро в месяц на всю страну! На самом деле, это совсем ничего: финансовая система оказалась в полной блокаде. Это очень плохая ситуация, которая вызывает внутреннюю агрессию, в том числе и у меня. Я выступал против действующей власти, я был сторонником перемен, а меня прессуют. За что? Такие настроения действительно сильно распространены.

В массовом сознании складывается картина: да, мы в изоляции, да, мы можем рассчитывать только на себя. Повторюсь, враг моего врага – мой друг. Поэтому многие переходят на сторону Лукашенко.

Но ведь Лукашенко и есть первопричина санкций?

– Первопричина, которая вывела сотни тысяч беларусов на улицы, первопричина введения западных санкций… Да, Лукашенко стал катализатором всех процессов, но уже отошел на второй план. Я уверен, спроси сейчас у протестовавших: вышли бы они на протесты, знай про сегодняшние последствия, 70-80% ответили бы отрицательно. Ситуация до 2020 года не настолько не устраивала всех, чтобы желать себе того, что мы имеем сейчас.

В оценках мы забываем все достоинства протеста и переходим сразу в сегодняшнее состояние. Люди перестали быть ценностью, они идут вразнос. В стране тысячи политзаключенных, которыми, создается впечатление, никто не занимается, которые никому не нужны, которых все кинули. Люди, пытавшиеся построить лучший мир, новую страну, оказались за бортом…

Нам нужно давление на власть, а не санкции ради санкций. С нами никто не советуется, нас никто не спрашивает: ввели один пакет санкций, второй, третий, шестой – давайте подбросим еще!

– Получается, в обществе складываются действительно опасные настроения. Чего ждать от них?

– Мы хотим добиться смены власти и построить новое государство. Но сейчас реально только отдаляемся от перемен.

 

 

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.