TOP

Валерий Карбалевич: Расширение репрессий и обострение конкуренции в среде оппозиции

Существует общепризнанное положение мировой юриспруденции о том, что закон обратной силы не имеет. То есть человек не может быть привлечен к ответственности за деяние, которое на тот момент не считалось преступлением. Белорусская правоохранительная система благополучно отвергла этот принцип. И тем самым открыла ящик Пандоры.

Новые тренды политических репрессий

Правозащитная организация Human Constanta в своем очередном обзоре обратила внимание на тенденции политических репрессий в Беларуси.

Правозащитники констатировали, что понятие «экстремизм» трактуется в белорусском законодательстве очень широко. Например, распространение «заведомо ложной информации» о ситуации в Беларуси или «дискредитация» органов власти считаются «экстремистскими» деяниями. При таком толковании «экстремизм» можно привязать к любой оппозиционной деятельности или инакомыслию.

Между тем правозащитники констатировали, что число задержанных в Беларуси за участие в «экстремистской деятельности» составляет 426 человек.

Еще одна уголовная статья, которая активно используется властями против оппонентов, — «разжигание вражды». Ее вменяют не только за критику властей и правоохранительных органов, но и за комментарии о войне, не соответствующие официальной позиции.

Напомню, что принят закон, предусматривающий расстрел за «покушение на терроризм». При том, что лидеров оппозиции обвиняют по «террористическим» статьям.

Репрессии распространяются на новые общественные сферы. Происходят массовые чистки в адвокатском сообществе. Адвокатов, работавших с политзаключенными, массово лишают лицензий, некоторым из них «шьют» уголовные дела.

Верховный суд Беларуси ликвидирует независимые профсоюзы. Их лидеры сидят в тюрьме.

Начались облавы в населенных пунктах. На прошедшей неделе приехавшие из других городов силовики провели массовые задержания в городах Иваново и Дрогичин.

Одновременно создаются судебные прецеденты, которые открывают путь к массовым и поголовным репрессиям в Беларуси. 22 июня в городе Янов суд рассмотрел дело гражданина Николая Б. по статье о распространении экстремистских материалов за репост сообщения с сайта «Радыё Свабода». Мужчину оштрафовали на 960 рублей. Казалось бы, ничего необычного, в наше время это рядовой случай, хорошо, что ограничились штрафом и не посадили за решетку.

Однако уникальность этого судебного решения заключается в том, что Николай Б. сделал репост «Радыё Свабода» на своей странице в Facebook 27 марта 2017 года, т. е. 5 лет назад. А, напомню, суд признал страницу «Радыё Свабода» в Facebook экстремистскими материалами только 3 декабря 2021 года. До 2020 года «Радыё Свабода» в Беларуси существовало легально, его журналисты были аккредитованы при белорусском МИДе.

Нечто подобное произошло и с журналисткой Катей Андреевой. Сам факт, что журналистов в Беларуси сейчас приговаривают к 8 годам лишения свободы, очень показателен и возмутителен. Подробности судебного процесса неизвестны, суд был закрытым, женщину обвинили по статье «измена государству». А вот ее муж Игорь Ильяш утверждает, что власти прицепились к одному из ее старых журналистских материалов. По его словам, «несколько лет назад то, за что сейчас получила этот людоедский срок Катя, не считалось даже административным правонарушением».

Существует общепризнанное положение мировой юриспруденции о том, что закон обратной силы не имеет. То есть человек не может быть привлечен к ответственности за деяние, которое на тот момент не считалось преступлением. Белорусская правоохранительная система благополучно отвергла этот принцип. И тем самым открыла ящик Пандоры.

Вы представляете, какой простор сейчас открывается для правоохранительных органов. При желании можно привязаться к любому человеку. За 28 лет правления Лукашенко каждый взрослый белорус, даже его сторонник, хотя бы раз в жизни публично выражал недовольство действиями властей или отдельных чиновников (например, в системе ЖКХ). И теперь кого угодно могут привлечь к уголовной ответственности за «дискредитацию» власти. По «экстремистской» статье. Без срока давности. Целая страна экстремистов. Закончатся недовольные, возьмутся за лояльных граждан.

В среде оппозиции усиливается конкуренция

11–12 июля в Берлине прошел II Форум демократических сил, организованный экс-кандидатом в президенты Валерием Цепкало. Состав этого мероприятия был достаточно разношёрстным и разноголосым. Однако можно констатировать, что нынешнее собрание в Берлине более четко обозначило свою оппозицию офису Светланы Тихановской, чем I Форум, прошедший в мае. Политолог Павел Усов так оценил его основное содержание: «Форум — это попытка консолидировать те силы, которые считают, что они обделены присутствием в окружении Тихановской, и хотят перехватить повестку дня, создав какой-то новый политический субъект».

Претензии к Светлане Тихановской сложно назвать какими-то конкретными. Ее обвиняли в неактивности, нерешительности, успокоенности. Но по вопросу о том, что делать, никаких креативных предложений, а главное таких, которые дали бы нужный политический результат, не прозвучало. Вот, например, предлагали создать белорусскую освободительную армию (Вадим Прокопьев). В результате было принято решение о создании белорусского освободительного движения и новой структуры белорусской оппозиции в изгнании: Национальный совет объединенных демократических сил.

Оппоненты Тихановской играют на понятном недовольстве белорусского протестного сообщества. С начала протестов прошло два года, результатов нет, репрессии усиливаются, наблюдается массовая политическая эмиграция из страны. Понятно, вина возлагается на лидера. Дескать, она ничего не делает для достижения победы.

Объективно после подавления протестов снизился политический вес Светланы Тихановской, ее влияние на внутриполитические процессы в Беларуси. Успешной осталась только сфера внешней политики.

Эти факторы также благоприятствуют претензиям в адрес Тихановской.

Похожий эпизод был в истории белорусской оппозиции. Александр Милинкевич был избран единым кандидатом от демократических сил на президентских выборах 2006 года. После них другие лидеры оппозиции не захотели, чтобы он оставался во главе оппозиции, хотя у него тоже был богатый международный бэкграунд.

Нынешние нападки на Тихановскую, как и лишение Милинкевича в свое время лидерского статуса, имеют много общего. Здесь можно заметить определенную закономерность. Когда на горизонте маячат отблески победы, лидеры более готовы к единству. Ибо общий приз довольно привлекательный. Тем более, что Светлана Тихановская была воздвигнута на пьедестал в результате стихийного народного движения снизу. И другие лидеры были вынуждены согласиться.

Когда же в Беларуси наступили мрачные времена, перспективы перехода к демократии стали, мягко говоря, очень неопределенными, то ситуация изменилась. Теперь не на чем поддерживать единство. Конкуренция за статус лидера обостряется. Все пороки жизни в политической эмиграции вылезают на поверхность.

Кстати, недавно Светлана Тихановская и Павел Латушко, возглавляющий еще один центр оппозиции, провели встречу в Варшаве, объявили о проведении своего съезда и формировании национально-освободительного движения. Кроме того, Латушко предлагает создать переходное правительство.

Проведение конференций и форумов, создание новых структур, написание программ – это, безусловно, неотъемлемая часть политики. Другой вопрос, какова их эффективность. Соревнование в радикализме вряд ли является лучшим видом политической конкуренции.

Проблема еще и в том, что 2020 год вытолкнул на политическую арену многих активных людей без опыта политической борьбы. Они хотят добиться каких-то результатов как можно быстрее, но не понимают, как это сделать. Такое революционное нетерпение. Поэтому, отчасти, мы наблюдаем детскую болезнь левизны в белорусской демократии.

 

15 июля 2022 г

 

 

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.