• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Автор: Татьяна Щитцова

В 1975 году, в пражском самиздате, была опубликована книга известного чешского философа Яна Паточки Еретические эссе о философии истории. Паточка был одним из инициаторов и первых подписантов Хартии-77; он умер в год подписания Хартии после многочасового допроса. В своей книге Паточка трактует историю как процесс ответственного переосмысления и переустановления принципов совместной жизни людей.

На Радуницу к минским кладбищам власти направили автозаки. Черные машины громоздились вдоль дорог как чудовищный нонсенс. Их возмутительное вторжение в пространство ритуала поминовения со всей остротой выявляло чужеродность действующего режима по отношению к нашей культурной традиции.

Год назад правитель этой страны публично глумился над заболевшими и умершими от коронавируса. Так беспомощная, но очень самоуверенная власть встречала большую беду, которая пришла к нам, как и в другие страны мира.

Существуют разные виды терпения. Может быть терпение смиренное, когда безропотно принимаешь гнетущие обстоятельства, даже если подспудно остаешься с ними несогласен. А может быть терпение выжидательное, когда постоянно обдумываешь происходящее и когда сохраняется надежда — обращённость к возможности другого будущего.

Переговоры, которые призвала поддержать Светлана Тихановская, — это возможность перейти от политического антагонизма, разрушающего нашу страну, к национальному примирению. В этой связи важно обратить внимание на то, что конфронтация власти и гражданского общества привела к выдвижению двух принципиально разных концепций народного единства.

Политика — это установление приоритетов, порядка включений и исключений. Когда этим занимаются люди, любую политику можно оспаривать, но когда политическую работу выполняет память, это приходится принять как должное и делать выводы.

В 1942 году, в 10-летнем возрасте Умберто Эко, знаменитый итальянский ученый и писатель, участвовал в школьной олимпиаде, где ему нужно было дать аргументированный ответ на вопрос «Должно ли нам умереть за славу Муссолини и за бессмертную славу Италии?». «Я доказал, что должно умереть. Я был умный мальчик», — напишет много лет спустя Эко в известном эссе «Вечный фашизм».

Эвристика — это открытие чего-то нового. Поэтика (пойэсис) — это творческое создание нового. Первая относится к познанию реальности. Вторая — к её преобразованию. Самые разные эксперты сходятся в том, что Беларусская революция является исторически уникальным феноменом — существенно новым во многих аспектах. Примечательно, что эта новизна касается как плана эвристики, так и плана поэтики.