• Погода
  • +16
  • EUR3,0606
  • USD2,5215
  • RUB (100)3,4062
TOP

Индульгенция на тунеядство

В результате долгих и мучительных бюрократических родов многострадальный президентский декрет о борьбе с тунеядцами наконец появился на свет. И оказалось, что от первоначального замысла до практической реализации в ныне принятом документе произошла значительная эволюция содержания и смысла этой кампании. 

Сама дебютная идея борьбы с тунеядцами возникла 2—3 года назад. Дело в том, что после финансового кризиса в 2011 году, резкого падения зарплат, десятки тысяч белорусов уехали на заработки в Россию. Вследствие этого в Беларуси обострилась кадровая проблема, возник дефицит рабочих рук, появилось много вакантных мест в строительстве, медицине, других отраслях. Тогда и родилась идея применить внеэкономическое принуждение, заставить трудиться неработающих граждан, дабы заполнить вакансии.

Еще на совещании 20 октября 2014 года, посвященном борьбе с тунеядством, А. Лукашенко говорил: «Любыми способами, которые мы знаем и умеем делать, нужно заставить этих людей работать! До 1 января принять меры, чтобы все работали, заставить всех работать!» МВД выступило с инициативой принять законодательный акт, позволяющий привлекать к принудительному трудоустройству неработающих граждан. И президент поддержал это предложение.

Но за эти полгода социально-экономическая ситуация в Беларуси радикально изменилась. Страна вступила в полномасштабный экономический кризис. Он сопровождается падением производства, банкротством коммерческих фирм, остановкой работы госпредприятий, значительным сокращением работников. Мы оказались на пороге массовой безработицы. И в этих условиях принуждение людей к труду выглядит какой-то странной экзотикой, надругательством над здравым смыслом. То, что было актуальным вчера, перестало быть таковым сегодня. Товар из категории «новинка сезона» перешел в категорию «прошлогодняя коллекция».

Поэтому не случайно декрет так долго готовился, перерабатывался. Он должен был появиться к Новому году, а издан был только в апреле. Ибо пришлось на ходу менять саму концепцию этой кампании. Теперь смысл декрета состоит не в том, чтобы принудить неработающих граждан трудиться, а совсем в другом. Ныне правительство ищет все новые источники пополнения истощившегося бюджета. И в результате творческого озарения властей родилась инициатива ввести налог за тунеядство. В декрете он изящно назван «сбором». Власти решили, что коль нельзя людей принудить к труду, то можно содрать с них деньги по принципу «с паршивой овцы хоть шерсти клок». Дескать, пускай откупаются за право не работать, заплати налоги и тунеядствуй спокойно. Это такая своеобразная индульгенция. Напомню, что в средние века католическая церковь практиковала продажу индульгенций, которая, как объявлялось, освобождала от временной кары за грехи. Т. е. грешить можно, но за деньги.

Обратите внимание, как изящно назван президентский декрет № 3 — «О предупреждении социального иждивенчества». Само это явление — социальное иждивенчество присуще только патерналистскому государству, оно имманентно вытекает из его внутренней природы.

Ведь в Беларуси доля занятых в экономике по сравнению с другими странами довольно высокая — 82%. В соседней Польше, например, этот показатель составляет 68%.

Но дело в том, что в странах с рыночной экономикой совсем другая, значительно меньшая роль государства в перераспределении ресурсов. Там власть предоставляет гражданам самим заботиться о себе. Государство не контролирует, кто работает, а кто нет. Но зато там человек, например, должен сам позаботиться о своей медицинской страховке (часто при участии государства), полностью оплачивать коммунальные услуги, общественный транспорт и пр.

В Беларуси все это в значительно большей степени является прерогативой государственных институтов. Идеологический конструкт патерналистского государства основывается на эгалитаристской концепции социальной справедливости, согласно которой все должны работать на благо общества (на самом деле, государства), а уже власти от имени народа потом отблагодарят, разделят полученные блага между подданными. Коль власть большой ложкой раздает, делит на всех баланду, то поэтому она считает себя вправе требовать, чтобы каждый гражданин добросовестно зарабатывал свою пайку. Кто этого не делает, тот социальный иждивенец, чуждый элемент в патерналистской системе, к которому нужно применять меры принуждения. И социальное государство естественным образом превращается в полицейское социальное государство.

Но если рассматривать не идеологический, а чисто экономический аспект этого декрета, то есть серьезные сомнения, что власть способна соизмерять цели и средства. Иначе говоря, нет уверенности, что средства, затраченные на контроль за неработающими, окупятся, компенсируются тем сбором, который государство собирается взимать с «тунеядцев».

Если вести речь о действительных, настоящих тунеядцах, значительная часть которых является асоциальными элементами, то выбить из них этот сбор в размере 20 базовых величин (3,6 миллиона рублей) будет весьма проблематично. Декрет предусматривает административный арест в отношении граждан, уклоняющихся от уплаты данного налога. Тунеядец предпочтет лучше посидеть 15 суток, чем платить такую огромную для него сумму. А там же его придется кормить за счет бюджетных денег. И что здесь государство выиграет?

Но, скорее всего, целевой аудиторией этого декрета являются вовсе не настоящие тунеядцы, а люди, работающие в теневой экономике или выехавшие на заработки за границу. В прошлом году А. Лукашенко говорил, что численность трудоспособных неработающих граждан в стране составляет 450—500 тыс. человек. Так вот, согласно данным Федеральной миграционной службы РФ, в России на 1 января 2015 года работало около 470 тыс. белорусов. Надо полагать, в таком случае они платят налоги в России. А между Беларусью и РФ есть соглашение об избегании двойного налогообложения. К этим людям нельзя предъявить никаких претензий.

Конечно, есть большое количество белорусских гастарбайтеров, работающих в России нелегально. Домой они приезжают редко. И как их поймать, чтобы выбить этот сбор или привлечь к административной ответственности? Участковым милиционерам придется регулярно посещать квартиры этих людей в надежде как-нибудь застать их дома. Учитывая количество таких граждан, бороться с преступностью милиции будет некогда.

Службы занятости зафиксировали, что еще до принятия этого декрета многие неработающие граждане предусмотрительно зарегистрировались в качестве безработных. Дабы их не обвинили в тунеядстве. Поскольку свободных вакансий рабочих мест немного, то им государство вынуждено платить пособие по безработице. Т. е. опять растут расходы бюджета, а не доходы.

И в чем экономическая выгода государства? Наверное, действительно, идея, прежде чем умереть, должна воплотиться.

Если же говорить в целом, то все попытки властей принудить работать исчерпавшую себя социально-экономическую модель, выжать из нее последние соки, обречены на неудачу. Увы, ее время уходит.

Валерий Карбалевич

Читайте также в рубрике «Диагноз»:

Гибридный союзник

Накопление негатива

Системный штопор