• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Досье Массандры: некоторые размышления

Эйсмонт

Последние несколько недель в центре внимания общества находятся аудиозаписи телефонных переговоров некоторых топовых беларуских чиновников и других лиц, приближенных к первому лицу государства.

Пока нет возможности уверенно утверждать относительно источника утечки информации и мотивов тех, кто способствовал её обнародованию. Поэтому остановлюсь на некоторых выводах, которые в текущей ситуации можно сделать с высокой степенью уверенности.

Во-первых, вероятность доброкачественности этих аудиофайлов крайне высока. Конечно, окончательно этот вопрос может определить только экспертиза. Но, судя по поведению властей, у них сомнения в истинности записей нет. Иначе они уже бы провели независимую экспертизу для подтверждения фабрикации и последующей публичной дискредитации своих оппонентов. Но власти молчат. Молчание подтверждает серьезность ситуации.

Во-вторых, судя по записанным разговорам, в ходе которых участники пытаются избежать некоторых слов, они предполагают, что их телефонные разговоры записываются. А впоследствии анализируются по ключевым словам специальной компьютерной программой на предмет выявления представляющих интерес связей. После этого разговор прослушивает уже человек. Автоматизация позволяет экономить ресурс рабочего времени и отфильтровывать основной массив записей, не представляющих интереса. С учетом того, что ситуация напрямую касается топовых чиновников государства, приближенных к А. Лукашенко, невозможно предположить, чтобы прослушка таких людей была несогласованной с ним инициативой. Следовательно, мы можем сделать вывод о том, кому из своего окружения он доверяет: правильный ответ — никому.

В-третьих, это недоверие проявляется и в отношении к подчиненным. Крайняя из обнародованных на момент написания этой колонки аудиозаписей содержит информацию о повальном заболевании китайским коронавирусом даже в Администрации президента. Ковид поразил и ее главу Игоря Сергеенко. Несмотря на тяжелое и опасное инфекционное заболевание, вместо того чтобы проходить курс лечения, он вынужден присутствовать на совещании с участием Лукашенко, ходе которого не осмеливается даже надеть маску, ставя под угрозу всех присутствующих.

Маловероятно, чтобы Лукашенко не был в курсе состояния здоровья Сергеенко. И вряд ли сам Сергеенко отправился бы на трехчасовое мероприятие по доброй воле. Возникает вопрос: Александр Лукашенко действительно настолько убежденный ковид-диссидент, или ему просто глубоко плевать на приближенных? Или и то и другое сразу? Предполагаю, что верно последнее. В таком случае не стоит удивляться и возмущаться по поводу характеристик беларуского правителя в адрес собственного (ой ли?) народа: народец, шелудивые овцы, наркоманы, проститутки и т.д. Нет для него людей ни вокруг него, ни под ним. Это лишь ресурс для решения задачи по удержанию единоличной власти.

В-четвертых, даже топовые госфункционеры вынуждены либо созваниваться друг с другом посредством интернет-мессенджеров, либо через обычную мобильную связь. Но ведь еще в мае 2018 года тогдашний глава КГБ Валерий Вакульчик презентовал отечественный телефон для правительственной связи. Защищённый смартфон создали по поручению Лукашенко. «Была поставлена задача разработать защищённый мобильный телефон, который позволял бы вести закрытые переговоры в любом месте и в любое время с любым должностным лицом», — заявил Вакульчик. В устройство был внедрён криптомодуль, который обеспечивает шифрование. А при попытке несанкционированного доступа содержимое смартфона автоматически удаляется.

По тогдашнему заверению генерала, смартфон уже запускают в производство. Создатели телефона планировали не только обеспечить им высших должностных лиц страны, но и организовать поставки «некоторым дружественным нам государствам».

Прошло два с половиной года. Ну и где это чудо-приспособление, которое позволяет защищенно общаться «в любое время с любым должностным лицом»? Оно уже на поток должно быть поставлено с учетом экспортных перспектив.

Защищенная и устойчивая правительственная связь, создание собственной криптографической школы являлись одним из приоритетов государственной политики в области безопасности в течение лет этак двадцати. И это действительно архиважная сфера. Насколько известно, в ней были серьезные достижения. Но, получается, опять что-то пошло не так: достижения есть, а толку от них нет.

Андрей Поротников, руководитель проекта BelarusSecurityBlog