TOP

Политический реверс

Предложение о придании Всебелорусскому народному собранию (ВНС) конституционного статуса, а также запрет на выезд белорусов за рубеж, знаменуют собой важный поворотный момент в эволюции нынешнего политического режима Беларуси, изменение всей его стратегии выживания.

Имитация курса на перемены

До сих пор, с момента начала белорусской революции, стратегия Лукашенко, судя по его разрозненным высказываниям, была иной. Во время скандально знаменитого визита на МЗКТ он обронил фразу, дескать, не исключаю, что пойду на досрочные президентские выборы, но не сейчас, не под давлением улицы.

Ради некоторого успокоения общества, возможно, с подачи Москвы, была придумана идея конституционной реформы. Дескать, вы хотите перемен, так вот вам перемены. Вы говорите, что у нас здесь диктатура, так вот новая Конституция ограничит полномочия президента, расширит функции других органов власти, в частности, парламента. Государственные СМИ намекнули, что возрастет роль партий, может быть введена пропорциональная система выборов. То есть обещали шаги к демократии, компромиссу с обществом. Это должно было стать чем-то вроде морковки, пряника для протестующих, дабы показать, что сама власть готова к переменам, поэтому нет необходимости выходить на улицу.

Кульминацией этой тенденции стал визит Лукашенко в СИЗО КГБ и встреча с политзаключенными, что можно рассматривать как первый шаг к диалогу с оппонентами.

Однако в последние недели под влиянием информации об уменьшении масштаба протеста намерения, планы и настроения Лукашенко резко изменились. Он пришел к выводу, что взял ситуацию в стране под контроль. Поэтому необходимости в компромиссе с обществом, как и в российской поддержке, больше нет. И начал все откручивать обратно.

Фокус с Всебелорусским народным собранием

8 декабря во время посещения Столбцов Лукашенко заявил о необходимости закрепить статус Всебелорусского народного собрания в новой Конституции. Он сказал: «Если мы снимаем некоторые обязанности с президента, их же надо куда-то передавать. В правительство и парламент эти полномочия не годятся. Куда их передвигать? Надо искать такой орган. А у нас есть Всебелорусское народное собрание. Поэтому некоторые полномочия придется передать. Если растворить полномочия президента, которые передаются парламенту, правительству, министрам, губернаторам, будет полный бардак, который мы в середине 90-х пережили. Поэтому нужен орган, который бы всех мгновенно стабилизировал. Он будет выступать от имени народа, трудовых коллективов. Это не повторение депутатского корпуса: они как избирались, так и будут». Он также предложил избрать делегатов Всебелорусского народного собрания сроком на пять лет. И работать они будут на общественных началах.

То есть предлагается сделать ВНС высшим органом государственной власти Беларуси. По словам Лукашенко, такой орган должен контролировать «основные направления нашего развития», ему «будут подотчетны руководители парламента, министры и губернаторы».

Чтобы оценить всю прелесть этого предложения, следует помнить, что ВНС — не выборный, а полностью назначаемый орган. Его деятельность, как и порядок избрания, никакими законами не регулируются. Нет такой процедуры. Если формирование Палаты представителей или местных советов, по крайней мере формально, происходит путем выборов на основе Избирательного кодекса, то в случае с ВНС этого нет. Участники собрания фактически назначаются местной исполнительной вертикалью. Поэтому ВНС – полная профанация народного представительства.

Уж не говоря о том, как орган в составе 2,5 тысяч человек, который собирается на заседание раз в пять лет на 1-2 дня, может выполнять функции высшего органа государственной власти, взять на себя полномочия президента. На первый взгляд, это какой-то логический абсурд.

ВНС напоминает съезд КПСС, который тоже собирался каждые пять лет и принимал планы на пятилетку. Но у КПСС были руководящие органы, которые действовали в период между съездами. Это ЦК, Политбюро, генсек, которому принадлежала реальная власть. Несмотря на то, что параллельно с ними формально существовал коллективный президент — президиум Верховного Совета СССР.

Судя по всему, Лукашенко пытается реализовать аналогичную схему. Он уходит с поста президента, на что недавно намекал, передавая свои полномочия ВНС. Поскольку данное собрание в формате одного заседания раз в пять лет не может выполнять функцию высшего государственного органа государства, необходимо создать некую постоянно действующую структуру, которая будет управлять от его имени. Например, президиум ВНС. А президиум должен кто-то возглавить. Угадайте с трех раз, кто? Правильно, вы догадались, это все тот же Александр Григорьевич, только в новой ипостаси. Это статус аятоллы в Иране. Или модель Назарбаева в обновленном виде.

Если предположить такой вариант, тогда все становится на свои места. И, на первый взгляд, абсурдная схема оказывается очень логичной, и вся картина заиграет новыми красками.

В чем еще прелесть такой конструкции? Главу президиума ВНС, в отличие от президента, избирать не нужно. Ведь само это собрание не избирается. И он может править от имени народа всю оставшуюся жизнь. После реализации такой комбинации можно смело и легко выполнить обещание о проведении досрочных президентских выборов. В такой конструкции президент будет обладать слабыми полномочиями.

Иначе говоря, Лукашенко передумал и никуда уходить не собирается.

Но такая реконструкция политической системы означает изменение государственного строя. До сих пор все органы государственной власти в Беларуси формально, согласно Конституции, избирались. Пусть выборы и не были настоящими.

Теперь предполагается, что главный государственный орган — ВНС и его руководство — никто не выбирает. Другими словами, режим избавляется даже от демократической декорации. Это своего рода возвращение в СССР, где правил не избранный народом генеральный секретарь ЦК КПСС.

Кстати, о референдуме по принятию новой Конституции на официальном уровне больше не упоминается. Хотя этого требует действующая Конституция.

Готовится новый закон о партиях. За этим последует перерегистрация существующих партий. Вероятнее всего, оппозиционные партии не пройдут эту процедуру.

Лукашенко также негативно высказался о переходе на пропорциональную систему выборов. Не так давно он говорил о необходимости внесения изменений в Избирательный кодекс, чтобы, как он выразился, «закрыть лазейки», используемые оппонентами

Запрет на выезд

Еще одним шагом на пути к закрытому обществу, воспроизводству советской матрицы стало решение правительства запретить белорусам выезжать за границу с 21 декабря. Объяснение запрета на выезд из Беларуси необходимостью предотвращения распространения COVID-19 очень странное. Ведь в таком случае нужно было бы ввести полный запрет на въезд в страну, а не на выезд. Очевидно, это решение имеет политическую подоплеку.

Прежде всего, здесь выявилась обида Лукашенко на действия мирового сообщества. Мало того, что ему заблокирован въезд в страны Европы и США, так еще Международный олимпийский комитет запретил Лукашенко и его сыну посещать Олимпиаду. Процесс международной изоляции белорусского политического режима дошел до любимой игрушки его лидера — спорта. И Лукашенко, обидевшись, решил отомстить всем белорусам. Дескать, коль меня не пускают за границу, то и вы не сможете ездить, как прежде.

Так было в 2012 году, когда в ответ на западные санкции власти отомстили оппозиции, гражданскому обществу, независимым СМИ. Их представителей перестали выпускать за границу. Теперь отомстили всем.

Также это месть тем белорусам, которые под давлением репрессий ищут политическое убежище за границей. Такое послание гражданам, что за любое участие в протестах их участники будут наказаны и больше не смогут спрятаться в эмиграции. А пограничники будут исполнять роль загрядотрядов.

Возможно, власти действительно верят, что западные деньги на революцию перевозят через границу чемоданами, поэтому решили все перекрыть таким экзотическим способом.

Далее, это попытка предотвратить выезд за границу бизнеса и айтишников, которые бегут из страны из-за неблагоприятного делового климата.

Также это преграда для тех представителей номенклатуры и силовых структур, которые вдруг захотят «дезертировать» с фронта борьбы с демократией. Теперь все будут сидеть здесь, либо в уютных кабинетах, либо в неуютных камерах.

Исключение сделано в том числе для трудовых мигрантов, которые предоставят контракт о трудоустройстве за границей. Возможно, таким образом власти хотят найти дополнительный способ налогообложения этих людей.

Некоторые выводы

Недавно Лукашенко сказал, что намерен вернуть Беларусь в ситуацию, в которой она находилась перед выборами. Тогда все эксперты дружно констатировали, что это невозможно, страна за эти месяцы стала другой и возвратить ее в период стабильности уже нельзя.

Это правда, но не вся. Также Беларусь уже не вернется в то состояние и в ином плане. Дело в том, что прежними методами Лукашенко власть не удержать. Складывается ситуация, которую классик революции описал в виде формулы: верхи не могут управлять по-старому.

Это означает, что авторитарный режим в Беларуси, чтобы выжить, по необходимости должен стать более жестким и недемократическим, чем прежде. Лукашенко включил политический реверс. Из истории мы знаем, что контрреволюция с неизбежностью переходит в реакцию. Теперь эту закономерность придется прочувствовать белорусам. А вы думали, что это уже дно?

Таким образом крышка кипящего котла закрывается еще плотнее. Это как раз в стиле Лукашенко. Он испугался, что проявил слабость, и теперь пытается продемонстрировать свою силу единственным понятным ему способом.

В итоге в ближайшие месяцы мы получим более жесткий авторитарный режим и политизированное, революционизированное, пришедшее в движение общество, почувствовавшее вкус свободы. Это означает, что конфликт становится более острым, непримиримым, политический кризис углубляется. Беларусь из острова стабильности в обозримом будущем будет оставаться «больным человеком Европы» и всего постсоветского пространства. И это неизбежная плата за четверть столетия мертвящей стабильности.

Валерий Карбалевич