TOP

Сломать стереотипы: Как человек, попавший на 100-долларовую купюру, стал популярным в Париже

На американских долларах изображены всего два человека, которые никогда не были президентами США — Александр Гамильтон, первый министр финансов (на купюре в 10 долларов), и Бенджамин Франклин — дипломат, политик, один из лидеров войны за независимость (на купюре в 100 долларов).

«Аргументы и факты» рассказали, как Франклин стал популярным в Париже и почему на него обиделась российская императрица Екатерина II.

В 1776 году Франклин приехал в Париж. Американцы искали союзников в борьбе против англичан, а для этого Франклину надо было попасть во все салоны. Чтобы стать известным, политик, прекрасно знакомый с европейской модой, решил сломать стереотипы.

Он облачился в вызывающе скромный коричневый костюм. А для дополнения образа нахлобучил на голову меховую шапку, в которой никакой реальной нужды не было. Но была имиджевая необходимость. Олицетворяя образ вольтеровского «благородного дикаря», хитрый сын мыловара попал в самую точку. Вот что он писал своей дочери из Франции:

«Лицо твоего отца стало настолько узнаваемым во Франции, что его можно найти на медальонах, кольцах, часах и табакерках, а также на рисунках и гравюрах, раскупающихся как горячие пирожки». На протяжении долгих семи лет он был чуть ли не самой модной фигурой Парижа. Джон Адамс (в будущем второй президент США), сопровождавший его, писал:

«Слава Франклина была более всеобщей, чем Лейбница или Ньютона, Фридриха Великого или Вольтера, и никто из них не возбуждал такой любви и уважения своей личностью… Он был популярен у правительства и у народа до такой степени, что едва ли был горожанин или крестьянин, камердинер, кучер или лакей, горничная или судомойка, которая не знала бы о нем и не считала бы его другом человечества».

Он сумел обаять даже русских. Так, едкий и острый на язык Денис Фонвизин, познакомившийся с ним, называл его не иначе как «славный Франклин», и, похоже, «идеальный американец» стал прототипом Стародума из комедии «Недоросль».

Им были очарованы историк Николай Карамзин и глава Академии Наук Екатерина Дашкова. Но императрица Екатерина II его не любила. Давным-давно, в 1762 году, «Пенсильванская газета», редактором, автором и издателем которой был Франклин, проехалась по Екатерине, которая только-только взошла на престол в результате дворцового переворота:

«Будучи иностранкой, она не имеет ни капли крови российских царей в своих венах, ее восхождение на трон есть случайный выбор нового правления. Нынешняя царица не похожа на настоящую женщину из Московии…» Екатерина, которая всю жизнь старалась быть образцом русского человека, запомнила это надолго. В мае 1790 года, через месяц после смерти Франклина, в разгар Французской революции, в России выйдет книга Александра Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву». Всем известно, что Екатерина, ознакомившись с ее содержанием, даст автору характеристику: «Бунтовщик хуже Пугачева». Однако эта характеристика неполная. Вот как она выглядит целиком: «Бунтовщик хуже Пугачева, а в конце хвалит Франклина как зачинщика и себя таким же представляет».