TOP

Валерий Карбалевич: ВОЙСКА ОДКБ В КАЗАХСТАНЕ. ЧТО ЭТО БЫЛО?

Изображение: Depositphoto

Краткий эпизод ввода войск ОДКБ в Казахстан (на одну неделю) существенным образом стимулировал политические процессы на постсоветском пространстве.

Никогда не ставь свою безопасность в зависимость от благородства другого человека.

Уилла Кадер

Саммит ОДКБ

Проведение внеочередного саммита ОДКБ 10 января в разгар событий в Казахстане — это попытка Москвы ковать железо, пока оно горячо. Россия стремится использовать совместную операцию ОДКБ для трансформации этого союза. И главным подручным Кремля в реализации такой задачи становится Беларусь. Выступления Александра Лукашенко и Владимира Путина на саммите ОДКБ 10 января были очень похожи по тональности.

Можно выделить три направления такой трансформации.

Прежде всего, это реанимация ОДКБ, превращение его в полноценный военно-политический блок. До сих пор альянс представлял собой довольно аморфную организацию. Особенно после того, как Россия в 2014 году вступила в конфликт с Украиной и Западом. Никто из союзников по ОДКБ не поддержал Россию в том противостоянии.

Отказ поддержать Армению в ее войне с Азербайджаном в 2020 году еще больше обозначил кризис ОДКБ. Казахстан тогда даже поздравил Азербайджан с победой.

То есть оказалось, что общих для всех членов ОДКБ врагов нет. А без этого смысл военно-политического блока размыт. Только демонстрация лояльности России со стороны других членов союза поддерживала существование ОДКБ.

Первым шагом к возрождению альянса стала угроза со стороны талибов, пришедших к власти в Афганистане.

И вот события в Казахстане, обращение Токаева о помощи, быстрая реакция ОДКБ, введение «миротворческого» контингента стран-участниц дали толчок для реанимации блока.

Второе направление – стремление переориентировать деятельность ОДКБ на борьбу с внутренними врагами правящих режимов в государствах-членах. С этой целью производится соответствующая интерпретация устава организации.

На саммите Лукашенко назвал ввод войск ОДКБ в Казахстан «хорошим прецедентом», отметил, что «рост напряженности нас также подталкивает к ревизии совместных мер по противодействию терроризму и экстремизму». Напомним, что белорусские власти объявляют всех своих противников, даже просто критикующих их политику, экстремистами и даже террористами. Путин также говорил о «сценариях так называемых цветных революций», отметив, что «протестные акции… являются предтечей и нападения террористов».

И для борьбы с этими народными протестами, которые сразу отождествляются с действиямитеррористов, нужно задействовать войска ОДКБ. Такая незатейливая идеологическая конструкция.

Наконец, третье направление — это попытка переориентировать ОДКБ на борьбу с Западом, присоединить к антизападному союзу Белоруси и России других членов альянса.

В своем выступлении Путин лишь косвенно намекнул на отношение Запада к событиям в Казахстане: «майданные технологии», сценарии «цветных революций». Лукашенко говорит об этом открыто: «Анализ событий в Казахстане показывает наличие, конечно же, внешнего фактора… За аналогиями далеко ходить не надо: Югославия, Ирак, Ливия, Сирия, Украина, Афганистан. Не так давно подобный комбинированный натиск испытала и Беларусь… Организаторы и руководители событий в Казахстане глубоко спрятаны. Но я абсолютно убежден, что как в Беларуси, других странах, так и в Казахстане, мы придем в ту же точку».

Проблема этой версии в том, что у Казахстана до сих пор были хорошие отношения с Западом. Как и у Узбекистана, который, по словам Лукашенко, также находится под угрозой со стороны тех же сил. Кстати, остальные страны-члены ОДКБ — Армения, Кыргызстан, Таджикистан — тоже имеют нормальные отношения с США и Евросоюзом. И зачем Западу дестабилизировать если не прозападные, то вполне лояльные к Западу режимы? Кстати, их лидеры не поддержали версию Москвы и Минска о западном вмешательстве.

При этом и Лукашенко, и Путин говорят о существовании «спящих ячеек террористов и экстремистов», «боевиков». Речь, несомненно, идет об исламских боевиках. Получается фантасмагорическая, сюрреалистическая картина. Запад якобы использует исламских боевиков (с которыми на данный момент он воюет по всему миру) для дестабилизации режимов, с которыми у него хорошие отношения.

Одно дело, если это пропагандистские конструкции, ориентированные на внутреннюю аудиторию. Кстати, в России это хорошо работает. Пропаганда не должна основываться на логике, она создает идеологемы, ориентированные на доминирующие в обществе ценности. Реальная политика — другое дело. Здесь примитивная пропаганда работает плохо.

В любом случае, события в Казахстане знаменуют возрастание российского влияния на постсоветское пространство. Причем, Россия выступает как фактор блокирования развития и консервации социально-политического статус кво.

Вывод войск ОДКБ

Войска ОДКБ неожиданно быстро покидают Казахстан. Всего через неделю после ввода. Можно сказать, что их пребывание в этой стране было во многом символичным.

Войска ОДКБ не принимали участия ни в подавлении протестов, ни в каких-либо столкновениях с гражданами Казахстана. Они играли роль страховки, роль силы, которая могла понадобиться, если бы команда президента Токаева потеряла контроль над ситуацией.

Но символичность присутствия войск ОДКБ в Казахстане проявилась в другом.

Не случайно глава Казахстана принял решение ускорить вывод войск ОДКБ, так как сам факт их появления и пребывания там стал сильным ударом по международному престижу этой страны.

Казахстан строит свою государственность 30 лет. И, казалось, вполне успешно. Значительные ресурсы были вложены в укрепление положительного международного имиджа молодого государства. Например, казахстанское руководство очень гордилось тем, что в 2010 году в Астане прошел саммит ОБСЕ. Назарбаев был объявлен отцом-основателем казахстанской государственности.

Но должен был случиться этот политический кризис, чтобы все посыпалось, и для спасения положения пришлось приглашать войска из соседних стран. И какая цена этой государственности, которую строили30 лет, если государственную власть нужно поддерживать иностранными штыками?

Нечто подобное могло произойти и в Беларуси, когда в августе-сентябре 2020 года Лукашенко попросил Путина ввести российские войска. Тогда страну спасли от национального позора протестующие, которые вели себя абсолютно мирно, и Кремлю было не за что зацепиться. Ведь формальным основанием и оправданием ввода войск ОДКБ в Казахстан стали массовые беспорядки, погромы, грабежи магазинов, сопровождавшие акции протеста.

Главный вывод из истории как Казахстана, так и Беларуси состоит в том, что если государство не опирается на общественную поддержку, если народ не является субъектом политики, то вся государственность стоит на очень шатком грунте. В таком случае политическую легитимность правящих режимов приходится поддерживать с помощью внешней военной силы.

Если для спасения власти приходится прибегать к иностранным штыкам, это признак того, что на международном политическом жаргоне принято называть «failed state» («неудавшееся государство»).

Режим Токаева выстоял, но цена оказалась достаточно высокой: значительные человеческие жертвы, разрушенные объекты, испорченные отношения с Западом, усиление зависимости от России, плохой инвестиционный климат. И национальная травма от иностранного вмешательства.

Но Такаев быстро понял, что присутствие российских войск в Казахстане — это большая опасность. Напомним, что именно воинские части Российской Федерации осуществили аннексию Крыма в 2014 году. А в северных районах Казахстана преобладает русскоязычное население.

Единственный положительный результат введения войск ОДКБ для Токаева состоял в том, что они помогли отстранить от власти Назарбаева. Но это станет родовой травмой режима Токаева на годы. Ему придется долго доказывать, что он не является марионеткой внешних сил.

Все это означает, что

ОДКБ становится инструментом внутриполитических разборок в государствах-членах этой организации. Прецедент создан. И этот инструмент находится в руках Москвы, им можно манипулировать. Например, вводить войска не только по приглашению президента, но и по «просьбе народа», «здоровых сил общества».

Чем-то подобным Кремль объяснил свои действия в истории с Крымом и Донбассом. Нельзя исключать, что Казахстан открыл «ящик Пандоры».

Если говорить о Беларуси, то события в Казахстане частично вернули режим Лукашенко в международную политику. До сих пор он находился в определенной международной изоляции даже на постсоветском пространстве. На саммите ЕАЭС 10 декабря Лукашенко заявил, что Запад требует от стран СНГ присоединиться к давлению на Беларусь.

Так что события в Казахстане, реанимация ОДКБ дают Лукашенко возможность снизить международную изоляцию, снова стать игроком хотя бы на постсоветском пространстве.

Кроме того, Беларусь получила первый опыт участия белорусских военнослужащих в операции за пределами страны. Пусть в виде так называемой «миротворческой миссии». И всего на неделю. Пока непонятно, к чему он приведет.

15 января 2022 г.

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.