TOP

Валерий Карбалевич: Круги на воде от письма Макея

Изображение: Депозитфото

Письмо министра иностранных дел Владимира Макея в адрес ЕС с предложением о диалоге подняло политические волны, которые продолжают биться о борт белорусского корабля.

Безвыходным мы называем положение, выход из которого нам не нравится.

Станислав Ежи Лец

Еще раз о письме Макея

Хотелось бы еще раз прокомментировать смысл этого послания. Так же, как в 2014 году официальный Минск «продал» Западу свой нейтралитет в конфликте России с Западом и Украиной, теперь Лукашенко пытается «продать» ЕС и США неучастие белорусской армии в войне в Украине. Суть письма Макея в следующем:

«Мы категорически отвергаем любые инсинуации о том, что Беларусь так или иначе причастна к боевым действиям на Украине… Беларусь не будет участвовать в войне».

Лукашенко надеялся, что неучастие белорусской армии в военной операции является дорогим товаром, который стоит того, чтобы выставить его на аукцион и получить хороший куш. В первую очередь в виде признания его политическим субъектом и смягчения санкций.

Но нынешняя ситуация лишь внешне выглядит похожей на ту, что была восемь лет назад. На самом деле есть несколько важных отличий. Наиболее фундаментальным из них является следующее.

В 2014 году Беларусь фактически заняла нейтральную позицию в конфликте России с Западом и Украиной. Сегодня Беларусь — единственный военный союзник Российской Федерации и соучастник агрессии против украинского государства. И как бы официальный Минск ни отрицал этот факт, на Западе думают именно так.

Второе важное отличие состоит в том, что до 2020 года режим Лукашенко пользовался поддержкой относительного большинства белорусов. И это давало ему некоторую свободу маневра, автономию в отношениях с Россией, потому что российская помощь не была такой уж критически важной для удержания власти.

Президентские выборы, массовые протесты 2020 года показали, что большинство населения выступает против Лукашенко. Поэтому, с одной стороны, ему приходится опираться на поддержку Москвы со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями. Сейчас он сильно зависит от России, у него крепко связаны руки. И Россия более агрессивна, чем восемь лет назад.

С другой стороны, низкая общественная поддержка не позволяет режиму включить процесс либерализации, прекратить репрессии, освободить политзаключенных. Что также является важным условием начала диалога с Западом.

Реакцией Брюсселя на письмо Макея было молчание. По мнению экспертов, ответом является «слив» информации о письме белорусского министра в публичное пространство.

Возмущение реакцией Брюсселя

Можно предположить, что такой «ответ» Евросоюза возмутил белорусское руководство. Реакцией на него стали слова Александра Лукашенко о западных дипломатах-«фашистах». Также госсекретарь Совета безопасности Александр Вольфович пригрозил Литве, Польше и Латвии разрушениями, смертями и взрывами.

И по старой недоброй традиции недовольство официального Минска позицией Запада выливается в новый виток политических репрессий. Власти этого не скрывают, а наоборот, всячески демонстрируют. Владимир Макей еще весной прошлого года пообещал, что ответом на западные санкции станет ликвидация гражданского общества в Беларуси. Так и произошло.

Теперь происходит нечто подобное.

19 апреля Лукашенко провел совещание по вопросу «обеспечения законности и правопорядка в стране». Весьма показательно, под каким заголовком БелТА публикует информацию об этой встрече. А он такой: «Лукашенко: мы снесем голову любому, кто хочет нарушить мир и покой в Беларуси». Слова «снести голову» как-то плохо сочетаются к терминами «законность» и «правопорядок».

Собственно, главной темой встречи стало «противодействие экстремизму и терроризму». Этими понятиями в Беларуси уже давно называют всевозможную оппозиционную деятельность и просто любые проявления инакомыслия.

В последнее время было много комментариев о том, что широкомасштабные политические репрессии продолжаются, несмотря на отсутствие протестов. И делался вывод, что репрессивная машина работает на автомате, она заточена на массовые аресты людей без каких-либо дополнительных импульсов со стороны политической верхушки.

Так вот совещание 19 апреля показало другую картину. Выяснилось, что Лукашенко очень недоволен масштабами репрессий и обвинил силовиков в самоуспокоенности и чуть ли не саботаже, потребовал усилить репрессивное давление на общество. Он сказал:

«Я хочу, чтобы вы понимали, что у меня эти разговоры о том, что «мы героически тут боремся, сражаемся», не прокатят, как в народе говорят… Вы что, забыли, что в 2020 году было? Или здесь три четверти людей сидит, которые рады тому, что произошло в 2020 году, и хотят повторения пройденного? Запомните: это не получится. У меня достаточно сил и средств и тех ребят, которые станут рядом, и мы снесем голову любому, кто сегодня хочет нарушить мир и покой в нашей стране».

В этой реплике Лукашенко явно просматривается подозрение в нелояльности силовиков.

Более того, создается ситуация, когда правоохранительные органы вынуждены конкурировать друг с другом и выяснять отношения по поводу того, кто более яростно борется с крамолой. Генеральный прокурор Андрей Швед обратил внимание на низкую раскрываемость преступлений экстремистской направленности. Он фактически обвинил МВД и Следственный комитет в нежелании осуществлять политические репрессии.

Погром независимых профсоюзов

Итогом совещания стала новая волна арестов, обысков, приговоров.

В частности, в тот же день начался погром независимых профсоюзов. Это также стало ответом Европейскому союзу. До сих пор белорусские власти опасались трогать независимые профсоюзы, так как международное профсоюзное движение — серьезная сила, она может влиять на решения правительств по вопросу санкций. Кроме того, председатель Белорусского конгресса демократических профсоюзов Александр Ярошук довольно скептически относился к санкциям, за что подвергся критике со стороны демократического сообщества.

Сейчас Лукашенко решил, что ему нечего терять, все возможные санкции уже приняты. Поэтому ему плевать на профсоюзное движение, Международную организацию труда с ее 33-м параграфом, предусматривающим экономическую блокаду страны. И это также демонстрация Европейскому союзу, что отказ от диалога приведет к усилению репрессий против остатков гражданского общества, которое еще чудом выжило. На встрече Лукашенко с правоохранителями 19 апреля последние получили полный карт-бланш в этом направлении.

21 апреля 2022 г.

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.