TOP

«Виза-бан» и железный занавес: кому это выгодно?

В ожидании новых препон на пути к шенгенской визе соотечественники привычно и тяжко вздохнули. Они давно уже приспособились к тому, что заветные цветные бумажки надо именно доставать – как в советские времена дефицитные шпроты и апельсины.

Теперь, наверное, будет еще сложнее и дороже – но кто очень захочет, тот справится: голь на выдумки хитра. А возможно, и нет, если все же будет введен полный «виза-бан» – запрет на выдачу, на котором настаивают некоторые политики Евросоюза.

Вопрос только в том, кому это выгодно. Помогут ли такие меры украинским военным на Донбассе, которые по-прежнему жалуются на нехватку орудий и БК? Или вместо этого нанесут имиджевый (не говоря уже про экономический) ущерб тем странам, которые ограничения вводят – и тем идеям, которые они отстаивают?

Думаю, ответы и так понятны: никакие манипуляции с железным занавесом, скорее всего, существенно не повлияют на долголетие нынешних режимов. Личные драмы и мелкие неудобства это пожалуйста, сколько угодно. Обид тоже будет много.

Но вот заменить артиллерию (от которой во многом зависит судьба нашей части Европы) визовая блокада никогда не сможет.

Единственные, кто в этой ситуации может выиграть (кроме пропаганды, вестимо) – это белорусские демсилы. У них наконец появилась реальная задача. Если им удастся каким-то образом пролоббировать отмену репрессивных для всех беларусов ограничений, это будет хороший способ напомнить о себе.

 

По своему образу и подобию

Идея «виза-бана» России (Беларусь обычно упоминается через запятую, в качестве паровозика) уже породила массу возражений. Аргументы противников настолько очевидны, что подробно не стоит на них останавливаться.

Во-первых, те, кто воют и те, кто путешествуют – это, как правило, разные люди. Туристы из лоснящихся мегаполисов, а «поколение Z” – из депрессивной тьмутаракани, где зарплата в 300 евро для мужика за счастье. Эти два мира мало соприкасаются, и наказывать туристов просто бессмысленно.

Во-вторых, блокировка путей отхода вряд ли мотивирует несогласных на активную борьбу – а именно этим объясняют свою позицию сторонники визовых запретов. Боюсь, все будет с точностью до наоборот. Когда исчезнет альтернатива «сесть или смотаться», каждый поступок придется взвешивать еще более тщательно.

Есть, конечно, и мудрая идея – выдавать визы только диссидентам. Подозреваю, желающих в Минске будет немного: счастливые обладатели рискуют не то что до Каменного Лога – до своей квартиры на троллейбусе не доехать. Наличие в паспорте шенгенской визы станет для силовиков такой же красной тряпкой, как подписка на определенные ТГ-каналы.

В общем, здесь налицо глобальная методологическая ошибка. Ее суть в том, что каждый из нас склонен конструировать представление о другом по своему образу и подобию – невзирая не только на ментальные особенности визави, но даже на объективные обстоятельства его жизни.

Этот принцип хорошо иллюстрируют те нарративы, которые свойственны диктаторам: продуцируемый ими образ врага как этакого коварного спрута порой очень напоминает их самих.

Но такой же ход мысли демонстрирует и та юная жительница Вильнюса, которая в одном из уличных опросов утверждает: если запереть россиян и беларусов за железным занавесом, они призадумаются и начнут добиваться перемен в своей стране.

 Девушка меряет по себе. Если по вине правительства она лишится возможности слетать с друзьями на Мальту, то, конечно, отставит свой стаканчик со смузи и пойдет протестовать. Ну, или хотя бы не будет за это правительство голосовать. И поскольку таких окажется много, перемены не заставят себя ждать.

Полагаю, именно так воспринимает ситуацию и один из самых активных сторонников «виза-бана» — глава литовского МИДа Габриэлюс Ландсбергис. В силу молодости (распад СССР застал его в младших классах), демократия ему кажется чем-то само собой разумеющимся.

Литовское правительство по нашему телику не зря называют марионеточным: политики должны дергаться будто куклы, повинуясь импульсам, исходящим от электората. Но есть ведь и государства, где власть по-настоящему независима от народа.

Обратите внимание: даже адресные санкции против российских олигархов, принятые еще в начале войны, в общем-то, никак на ход событий не повлияли. Это потому, что на автократические режимы повлиять таким образом невозможно в принципе – ни привилегированная прослойка, ни, тем более, рядовые граждане просто не имеют для этого никаких механизмов. Кроме, разве что, Великой Октябрьской.

И неудивительно, что в этой ситуации граждане предпочтут отдыхать на даче – вместо Испании. Тем более, многие так делают и безо всякого «виза-бана».

Находка для пропагандиста

Молодому жителю Евросоюза невдомек, что ни на какую Мальту абсолютное большинство россиян не летает. По официальным данным, 70% жителей великой страны никогда не бывали за границей (речь идет не только о Евросоюзе, но и, например, Беларуси). Значит, и терять им нечего.

Стоит ли удивляться, что таким людям можно легко скормить всякую дичь? Телевизор для них – действительно окно в мир. Единственное.

Знаю по себе. В детстве я, как и все мои сверстники, выписывал «Пионерскую правду» и гордился своей самой лучшей в мире страной. В газете писали, что в Дании принято менять новорожденных на мешок картошки – чтобы хоть так не протянуть ноги. Разумеется, я во все это верил. Проверить, купив за 20 евро билет на лоукост, тогда никто не мог.

Но лоукосты не везде добивают. Для 70% россиян железный занавес так и не упал. Поэтому для них запрет на выдачу виз – это не реальные личные ограничения, а всего только новый повод для коллективного ресентимента и западоненавистничества. Пропагандисты этим поводом, разумеется, уже пользуются.

Неслучайно главный антифашист мира Сергей Шойгу в самом начале своего доклада на профильном форуме заклеймил позором «русофобскую идею запретить всем русским гражданам въезд в страны Евросоюза».

 Почти все остальное, о чем он мог говорить, зиждется на голых эмоциях и откровенной липе. А тут факты налицо: идея восстановить железный занавес действительно бродит по Европе. На радость «антифашистам». Благодаря этому их рыхлые нарративы наконец стали опираться хоть на что-то осязаемое.

Неслучайный приступ гостеприимства

В этих условиях куда более разумным было бы воспользоваться методом Лукашенко – он внезапно ввел безвиз для граждан тех стран, которые чуть ли не официально называют вражескими.

Это в прежние, мирные годы на белорусских визах правительство старалось заработать причем продавая их на равных условиях даже землякам (что очень диссонировало с «картой поляка», поддержкой Литвой своих диаспор в Рымдюнах и Пелясе и, конечно, высокопарными признаниями официального Минска в любви к «сыновьям нашей единой матери»).

Сейчас приоритеты в корне изменились. И отсюда такой удивительный приступ гостеприимства.

Как ни крути, «твердая рука» иногда знает толк в мягкой силе. И понимает важность горизонтальных связей.

Не зря же в Беларусь каждый год привозили целую толпу журналистов региональных российских СМИ. Здесь их кормили и развлекали, а затем они отрабатывали калории и градусы, упрочняя рейтинг «батьки» в своей глубинке. Что, в свою очередь, создавало благоприятный фон уже для переговоров на высшем уровне.

Вот и в этом случае задача ясна: создать реноме среди хоть какой-то части населения Евросоюза – как правило, русскоязычной и бедной. Скажем, в Даугавпилсе, где зарплаты не очень-то европейские – в отличие от цен на алкоголь, сигареты и топливо. Потому «туристы» в Беларусь и повалили — заливать баки.

Латвийские власти отреагировали ожидаемо неуклюже: ввели ограничения для своих же граждан. «Туристы» их, конечно, стали за это ругать. Значит, можно потирать руки: сработало!

* * *

Наконец, стоит вспомнить и о вещах абстрактных. Например, принципе индивидуальной ответственности, уважению к потребностям каждого человека, рациональном мышлении, наконец… Стоит ли говорить, что мы любим Европу именно за это? Потому и считаем ее неким ориентиром, эталоном. Но такую репутацию необходимо постоянно оправдывать.

Но увы. Помню время, когда именно европейские консульства стали этакими «заповедниками коммунизма» в Минске: очереди, блат, волюнтаризм, не очень вежливый персонал…

В других местах вышеперечисленные явления изживались куда быстрее.  Даже госуреждения придумали механизмы электронного регулирования очередей – не говоря уже о торговле и общепите. И только возле посольств каждое утро выстраивалась толпа.

Причем завышенный консульский сбор (60 евро вместо 35) объяснялся именно стремлением демократизировать Беларусь. Плохой сервис официально не объяснялся никак. Но в любом случае все можно было свалить на диктатуру.

Если эти странные меры как-то и повлияли на общество, то, думаю, только от противного. В очередях под палящим зноем и безо всяких удобств Европа перестала восприниматься как некая идея фикс и земля обетованная. И возникло желание «сделать Европу» тут.

Но в любом случае – ее делали те, кто шенген все-таки смог достать.

 

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.