TOP

Турне Головченко: опыт выживания Ирана и подготовка лобби на случай перемен в Кремле

Беларусь и Иран находятся под достаточно жесткими санкциями, когда договариваться можно, но гарантировать исполнение договоренностей весьма проблематично.

Председатель Совмина Беларуси Роман Головченко находится в трехдневном турне по Ирану, Сирии и России.

23 ноября во время встречи с президентом Эбрахимом Раиси беларусский премьер заявил, что позиции Беларуси и Ирана совпадают по всему кругу актуальных вопросов экономической повестки дня.

Да 2020 года СНплюс існавала дзякуючы падпісцы чытачоў. Сёння друк газеты ў Беларусі забаронены. Але ваша падпіска - надалей магчымая. Усе матэрыялы бясплатныя і даступныя кожнаму. Падпісваючыся на СНплюс, вы дапамагаеце распаўсюду незалежнай інфармацыі ў Беларусі і падтрымліваеце свабоду слова

Головченко принял участие в беларусско-иранском бизнес-форуме, посетил ряд предприятий, а также поучаствовал в переговорах, по итогам которых были подписаны договоры о сотрудничестве.

Головченко также посетит Дамаск (Сирия), а 24 ноября в Сочи (Российская Федераци) встретится с губернатором Краснодарского края Вениамином Кондратьевым.

География визита бросается в глаза даже неискушенному читателю: все три страны являются изгоями в цивилизованном мире. Так что забыл, что ищет беларусский премьер в краю изгоев?

Спросили бывшего дипломата, старшего исследователя Центра новых идей Павла Мацукевича.

— Я думаю, что центральным пунктом трехдневного турне Романа Головченко является визит в Иран. Корни встречи уходят в Самарканд, где на полях саммита ШОС Лукашенко встретился с президентом Ирана. Именно тогда возникла идея провести инвентаризацию двусторонних беларусско-иранских отношений.

Сразу же после того Владимир Макей принял посла Ирана, а уже в конце октября побывал с официальным визитом в Тегеране. Не прошло и месяца, как с таким же с официальным визитом в Иран отправился премьер-министр Головченко.

Беларусь не избалована доступом на международные рынки, она под достаточно жесткими санкциями. Поэтому властям кровь из носу надо находить сбыт отечественных товаров. Чтобы работали заводы, их продукция должна продаваться и неважно куда.

Я посмотрел статистику торгово-экономических отношений между странами за последние 10 лет. Диапазон колебаний беларусского экспорта велик — от 130 миллионов долларов в 2011-м до 14 миллионов в 2021-м.

Судя по новостям из Тегерана, инвентаризация отношений проведена и даже вроде как разработана дорожная карта сотрудничества на 2023-2026 годы, которую должны утвердить главы двух государств.

Но я не думаю, что в сложившихся условиях всерьез можно говорить о долгосрочных проектах: обе страны находятся под достаточно жесткими санкциями, когда договариваться —  это одно, но гарантировать исполнение договоренностей весьма проблематично — здесь уже совсем иное.

Вообще интерес Беларуси к Ирану понятен: это большой рынок, который может поглотить серьезную линейку товаров: от продуктов питания до БелАЗов. Думаю, что и продолжение военно-технического сотрудничества тоже в планах.

— Почему именно сейчас произошла активизация двусторонних отношений?

— К этому привела специфика режимов и общие санкционные проблемы, с которыми они сталкиваются. Формальный импульс пошел сверху после встречи в Самарканде на полях саммита ШОС. В этой паре Иран для Беларуси представляет гораздо больший интерес, чем Беларусь для Ирана.

Вполне вероятно, что Минску интересен иранский опыт обхода санкций, торговли санкционными товарами и теневой импорт. Беларусские власти только осваивают это ремесло.

В предыдущие годы, кстати, импульс двусторонним отношениям тоже приходил сверху: в начале 2000-х годов руководители двух стран обменялись визитами, после чего пошла реализация совместных проектов, например, под Минском появился завод по производству автомобилей «Саманд».

— Некоторые аналитики обращают внимание на военный аспект визита. Россия использует иранские дроны в войне против Украины. Не хочет ли официальный Минск занять свое место в этом треугольнике, наладив совместное производство иранских дронов, например?

— Такого рода проекты чреваты новыми пакетами санкций. Однако все возможно, беларусская внешняя политика становится все менее прозрачной и разборчивой..

Думаю, что теперь следует ожидать новые прямые контакты Лукашенко с президентом Ирана, по итогом которых, возможно, станут более понятны планы и замыслы.

— Получается, что визиты Головченко в Сирию и Россию служат только фоном, на котором прошла поездка в Иран?

— Везде свои задачи. Сирия пока не представляет для Беларуси большого интереса как рынок, поскольку там не до торговли. Беларусь периодически отправляет в Дамаск гуманитарную помощь, однако и военно-техническое сотрудничества между странами наверняка развивается.  Цели визита Головченко в эту страну до конца не ясны.

Что касается поездки в российские регионы, то эта практика стала уже нормой. Тем самым, полагаю, Минском решаются две задачи: торгово-экономическая, потому что торговля с отдельными российскими регионами иногда превышает торговлю с некоторыми странами.

А во-вторых, беларусские власти создают себе лобби в том числе на случай, если в Кремле начнутся изменения. Лукашенко практически еженедельно встречает глав регионов России, оказывая им прием как руководителям государства.

До 2020 года СНплюс существовала благодаря подписке читателей. Сейчас печать газеты в Беларуси запращена. Но подписка читателей - возможна! Мы не сдаемся и продолжаем работать в интернете. Все материалы бесплатны и доступны каждому. Подписываясь на СНплюс, вы помогаете распространению независимой информации в Беларуси и о Беларуси, поддерживаете свободу слова

— Официальный Минск стремительно вписывается в клуб изгоев?

— Если в другой не принимают, то остается обустраивать жизнь и быт среди изгоев. В условиях санкций официальный Минск пытается задействовать все возможности, чтобы выжить. И пока ему это вполне удается.

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.