TOP

Синдром мегаломании

В застенках всё управляется у Александра Григорьевича.Из реплики В. Путина на саммите Таможенного союза Специально для саммитов СНГ и Таможенного союза в Минске спешно возвели Дворец Независимости, роскошно украшенный хрусталем и золотом. Чтобы был не хуже, чем аналогичные сооружения в Астане и Ашгабаде. И тем самым поразить, утереть нос тамошним вождям. Такое своеобразное соревнование царей. 

Хотя А. Лукашенко и заявил, что на строительство Дворца Независимости не использовано «ни одного бюджетного рубля», но его тут же дезавуировали. Были опубликованы документы, подписанные самим президентом и заместителем министра финансов, из которых следовало, что на этот объект пошло $134 млн из бюджета. Это в условиях острого дефицита финансовых ресурсов, из-за которого приходится сокращать расходы, планировать резкое повышение коммунальных тарифов в следующем году, лихорадочно искать внешние кредиты.

Накануне саммита А. Лукашенко устроил приемку и открытие Дворца Независимости. И в качестве символического акта посадил первые деревья возле него, заложив аллею почетных гостей. Логично было бы, чтобы эту церемонию, как утверждают власти, историческое событие в жизни страны, которое должно воплощать торжество белорусской независимости, президент осуществил вместе с высшими государственными лицами или с приглашением выдающихся людей Беларуси. Однако на этом празднике суверенитета белорусский народ оказался лишним. А. Лукашенко сажал деревья со своими сыновьями. Почетные гости. Не кажется ли вам, что у нашего президента какое-то до странности узкое понимание суверенитета?

А теперь собственно о саммитах. Несмотря на панегирики и мироточащий елей белорусской пропаганды, об итогах встречи лидеров стран СНГ говорить что-то серьезное трудно, все обсуждаемые там вопросы были не президентского уровня. Пожалуй, главная функция, которая осталась у этого объединения, это служить инструментом взаимной легитимизации авторитарных режимов в постсоветских государствах. Миссия СНГ всегда признает выборы в этих странах демократическими, как бы они на самом деле ни проходили.

Саммит Таможенного союза (ТС) имел свои особенности. Во-первых, если до сих пор споры между президентами Беларуси, России и Казахстана шли в кулуарах, за кулисами, то теперь противоречия между ними вышли на поверхность, стали публичными.

Во-вторых, А. Лукашенко и Н. Назарбаев дружно критиковали позицию России. Можно предположить, что во время недавнего визита президента Беларуси в Астану белорусский и казахстанский лидеры договорились о совместной игре против В. Путина.

Президент Казахстана упрекал Москву за то, что РФ не предоставляет нормальный транзит энергоносителей через российскую территорию. «Сохраняются трудности в доступе казахстанской продукции на рынки между нами, используются нетарифные технические барьеры, завышены санитарные и фитосанитарные требования, меры по сертификации и лицензированию», — жаловался Н. Назарбаев. А. Лукашенко высказывал недовольство тем, что Россия изымает энергоресурсы из режима свободного движения товаров.

Президенты Казахстана и Беларуси упрекали Москву за форсирование темпов перехода к новому этапу интеграции. Н. Назарбаев говорил: «Нам предлагают пойти дальше, гораздо дальше. Но давайте сделаем то, что договаривались пока… Нам предлагают и то и это немедленно… Давайте поэтапно!.. Кто нас гонит?» Ему вторил А. Лукашенко, предложивший, что пока прагматичные цели интеграции не будут выполнены, дальше по интеграционному пути двигаться не следует. В. Путин лишь вяло отбивался.

В-третьих, никаких решений на саммите ТС не принято, новых соглашений по этим спорным вопросам не подписано. Президент России лишь неопределенно пообещал, что Москва в недалеком будущем собирается ликвидировать изъятия и исключения из взаимной торговли. Вице-премьер РФ И. Шувалов уточнил, что это планируется осуществить с 2015 года, но обставил это решение встречными требованиями в адрес Беларуси.

В-четвертых, главное, что обратило на себя внимание, это какая-то непонятная мегаломания, выразившаяся в грандиозных планах по привлечению в ТС все новых и новых членов. Словно сам мегаломаничный Дворец Независимости, в котором проходил саммит, оказал психологическое влияние на президентов. И они не скупились на обещание самых радужных перспектив нового объединения.

Сначала на пресс-конференции для СМИ стран СНГ накануне саммитов А. Лукашенко заявил: «С учетом стремления ряда других стран к участию в этом проекте на шахматной доске геополитики в самое ближайшее время Евразийский экономический союз и Европейский союз станут примерно равновеликими партнерами». На встрече лидеров «тройки» президент Казахстана Н. Назарбаев утверждал, что в ТС просятся Сирия и Турция. Не отставал и В. Путин, заявивший, что Индия хотела бы подписать соглашения о зоне свободной торговли с Таможенным союзом.

Все это похоже на синдром Нью-Васюков. Ведь даже Кыргызстан и Армения, ранее заявившие о намерении вступить в ТС, до сих пор не сделали никаких серьезных шагов в этом направлении. Более того, киргизский президент А. Атамбаев вообще не прилетел в Минск. Хочу напомнить, что А. Лукашенко 28 мая не поехал в столицу Кыргызстана Бишкек на саммит ОДКБ. Между двумя странами продолжается дипломатический конфликт из-за предоставления Беларусью политического убежища бывшему киргизскому президенту К. Бакиеву. Стороны взаимно отозвали своих послов. Вот такие союзники, находящиеся в состоянии дипломатической войны.

То, что к ТС хотят присоединиться новые страны, это, конечно, хорошая новость. Все бы чудно, но есть одна проблема. Дело в том, что на данный момент ни Единого экономического пространства, ни зоны свободной торговли в рамках Таможенного союза не существует. Премьер-министр Беларуси М. Мясникович, выступая 31 мая 2013 г. на форуме деловых людей Единого экономического пространства в Минске, заявил: «Две трети товаров и одна треть услуг передвигается в «тройке» свободно. Значит, общего рынка в полном смысле слова нет. Есть достаточно глубокие противоречия внутри». А. Лукашенко на саммите в четверг отметил, что несмотря на Таможенный союз, количество изъятий и ограничений не только не снизилось, но даже возросло.

И возникает логический вопрос: так к чему же присоединяться? Кроме объективных противоречий между странами, существуют и специфические проблемы. Дело в том, что объединяются государства не совсем с рыночной (а в случае с Беларусью — совсем не с рыночной) экономикой. И с авторитарными режимами. А как известно, авторитарные лидеры не любят делиться властью. А создание экономического союза, как известно, с неизбежностью предполагает передачу части решений в сфере макроэкономической политики на надгосударственный уровень.

А между тем В. Путин получил новую порцию унижений. Он уже второй раз приезжает в Беларусь, а В. Баумгертнер продолжает находиться здесь под арестом. Белорусские власти настолько осмелели, что наше КГБ попыталось арестовать в Москве одного из топ-менеджеров БКК. За двух заложников можно было бы получить больший выкуп. Аппетит приходит во время еды.

Валерий КАРБАЛЕВИЧ

Читайте также:

«Последняя крупная точка в спорах о нашей независимости»

Мат в два года

Проект Путина отрезает Беларуси путь в Европу