TOP

Карбалевич: ОДКБ СПАСАЕТ ПРАВЯЩИЙ РЕЖИМ КАЗАХСТАНА

Фото носит иллюстративный характер. Изображение: Depositphotos

Итак, впервые войска ОДКБ под видом «миротворческих сил» вмешались во внутриполитический конфликт в одной из стран-участниц.

Революция з значительной степени есть расплата за грехи прошлого.

Николай Бердяев

Казахстанская драма

Драматические события в Казахстане показывают, что представление о стабильности и устойчивости жестких авторитарных режимов в определенном смысле является мифом, иллюзией. Ведь у них не существует механизма легитимного разрешения конфликтов и противоречий, и нет обратной связи власти с обществом. Именно ее отсутствие этой и ведет к тому, что в Казахстане, как и в Беларуси, протест вспыхнул неожиданно. Латентное накопление протестной энергии никто не заметил.

В Казахстане, как и в белорусских протестах, нет единого центра, преобладает стихийность. Но там, в отличие от Беларуси, все вылилось в жесткое силовое противостояние между населением и органами правопорядка с применением боевого оружия с обеих сторон. Согласно официальной информации, в Алматы погибло 30 участников протестов и 13 полицейских.

Тамошние события показывают, что если общественная атмосфера накаляется, взрыв может произойти из-за чего угодно. В этот раз поводом стал рост цен на газ.

И здесь уместно вспомнить аргументы некоторых белорусских экспертов о том, что, дескать, экономические трудности, вызванные западными санкциями, не станут причиной нового взрыва протеста в Беларуси, а только укрепят режим. События в Казахстане показывают, что социально-экономические проблемы могут стать искрой, разжигающей пожар. А от призывов к снижению цен легко перейти к политическим требованиям.

Еще один важный и интересный вывод

Опыт Казахстана показывает, что в стране с персоналистским авторитарным режимом переход власти к преемнику обычно вызывает политический кризис, как бы бархатно правящая элита ни пыталась это сделать. Тем более, когда бессменный лидер засиделся на своем троне и не почувствовал, пропустил благоприятный момент, чтобы уйти с почетом. В Казахстане этот транзит растянули на три года, казалось, процесс полностью контролируемый. Однако в конце концов все сорвалось. Одно из главных требований протестующих — полная отставка Нурсултана Назарбаева и его клана.

Другой казахстанский урок

Теперешние события продемонстрировали, чем может закончиться двоевластие, закрепленное в проекте новой Конституции Беларуси. Президент Касым-Жомарт Токаев воспользовался протестами, чтобы очистить органы власти от родственников и ставленников Назарбаева. Сам Нурсултан был освобожден от должности председателя Совета безопасности, который, как ни смешно, был закреплен за ним пожизненно соответствующим законом. Что очень много говорит о том, чего стоят все юридические гарантии бывшему диктатору. Не говоря уже о словесных обещаниях. Если Токаев сможет взять ситуацию под контроль, протесты утихнут, я не исключаю, что скоро начнется разоблачение «культа личности» Назарбаева, людям расскажут о его злоупотреблениях. Все по давно известной схеме.

Думаю, сейчас Лукашенко сильно сожалеет о том, что начал эту рискованную игру с созданием второго центра власти в виде Всебелорусского народного собрания, которое собирается возглавить. Ведь он может повторить судьбу Назарбаева. Известная история, когда преемник, чтобы сохранить и укрепить власть, приносит в жертву, мягко говоря, непопулярного бывшего лидера.

Можно представить, какие противоречивые мысли и страхи сейчас раздирают Лукашенко под влиянием казахстанских событий. Что делать? Остановить конституционную реформу, отменить референдум и забыть саму мысль о транзите власти как страшный сон? Но в таком случае все увидят, что он испугался повторения казахстанского сценария. Еще можно внести срочные изменения в проект Конституции. Якобы под влиянием «всенародного обсуждения». Вскоре узнаем, где будет запятая в предложении «Уйти нельзя остаться».

ОДКБ становится союзом авторитарных режимов для их защиты от собственных народов

Обращение президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева к Владимиру Путину (формально к ОДКБ) — акт отчаяния. То есть казахстанские силовики вышли из-под контроля политического руководства, оказались ненадежными. Ведь захват административных зданий в Алмата мог произойти только в том случае, если полиция не вмешивалась.

То есть Токаев поступил так же, как Лукашенко в августе-сентябре 2020 года. Напомню, что тогда Лукашенко попросил Путина направить в Беларусь российские вооруженные подразделения для подавления протестов. И президент России подготовил резерв, который, однако, так и не был использован.

Можно констатировать, что логика авторитарных правителей одинакова. Чтобы сохранить власть, они готовы пожертвовать значительной частью национального суверенитета. И риторика очень похожа. Противники режима объявлены террористами («террористическими бандами»).

Вопрос о вмешательстве ОДКБ во внутренние конфликты государств-членов поднимался неоднократно. И главным энтузиастом этой идеи был Минск. Еще в 2010 году, когда в Киргизии был свергнут режим Курманбека Бакиева, белорусский лидер возмущался, вопрошал, дескать, куда смотрит ОДКБ, почему не вмешивается.

Все зависело от позиции Кремля. Однако Путин долгое время воздерживался. ОДКБ не вмешивалась, когда в 2010 году в Кыргызстане вспыхнул острый этнический конфликт между киргизами и узбеками с многочисленными жертвами. Союзники воздержались от вмешательства во внутренние дела Армении, когда там в 2018 году народные протесты привели к смене власти (хотя Лукашенко мягко намекнул на необходимость отреагировать на те события). Даже война между Арменией и Азербайджаном в 2020 году не подтолкнула ОДКБ к каким-либо действиям.

Здесь есть определенная юридическая проблема. В Уставе ОДКБ недвусмысленно сказано, что организация создана для защиты государств-членов от внешней агрессии. Устав альянса не предусматривает вмешательство во внутриполитические конфликты.

Однако теперь, когда возникла острая необходимость во вмешательстве, это юридическое препятствие легко обошли. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил, что рассматривает события в стране как акт внешней агрессии. По его словам, «террористические группы» прошли подготовку за рубежом, поэтому, мол, он обратился за помощью к ОДКБ. В какой стране прошли подготовку эти террористы, не уточняется.

Изменение стратегии ОДКБ связано с эволюцией политических режимов государств-членов и изменениями в глобальной геополитике. Политические режимы в России и Беларуси стали жестче, авторитарнее, они отбросили любую игру в демократию. Сейчас победа народных протестов на постсоветском пространстве для Москвы абсолютно неприемлема. Ибо может подать плохой пример российскому обществу.

С другой стороны, «вставшая с колен» Россия пытается укрепить свое доминирование на постсоветском пространстве и не оглядывается на то, как будет оцениваться ее политика в Вашингтоне и Брюсселе.

Таким образом, ОДКБ становится союзом авторитарных режимов для их защиты от претензий со стороны собственных народов. Она стала аналогом Организации Варшавского договора, которую Советский Союз использовал для подавления народных восстаний (в Венгрии в 1956 году и в Чехословакии в 1968 г.) История повторяется второй раз, но снова как трагедия.

События в Казахстане станут дополнительным фактором конфликта России и ее союзников с Западом. Государственные СМИ РФ, Беларуси и, хотя и более осторожно, самого Казахстана утверждают, что «беспорядки» там, как и в белорусском случае, были организованы Западом.

В результате, похоже, внешняя политика Казахстана претерпит ту же эволюцию, что и внешняя политика Беларуси. То есть западное направление рухнет или очень сильно ослабнет, зависимость Астаны от Москвы возрастет. Пока у Казахстана хорошие отношения с Западом. Взрыв протеста может их погубить.

6 января 2022 г.